6 февраля. Вновь на работе

Наконец, 6 февраля я снова вышел на работу. С этого дня завтрак ещё более «усилили». Было, как всегда, четыре блинчика с начинкой и сублимированная каша, добавили йогурт, булочку, и «аэрофлотовские» упаковки масла и джема.

Так как нас вновь было четверо, мы работали в две смены. Мы с Димой начали работу после двух часов дня. Единственная работа, которую сделал я – получил в сервисном центре двадцать пропусков на парад атлетов для команды Швеции и отдал их Софии.

Главное здание Лауры

Главное здание Лауры

Вечером мы ездили в аэропорт, встречали последнюю большую группу «наших» спортсменов. Вторую группу встречали без меня 4 февраля. Они снова прилетели из Италии. Я впервые участвовал в такой встрече.

С этого дня я почти каждый день ездил вверх-вниз по дороге на Лауру. Недалеко от канатной станции был КПП для автомобилей, там проверяли прикреплённый к ветровому стеклу пропуск, и можно было ехать дальше. Вдоль дороги через каждые, наверное, двести метров стояли замаскированные посты с военными в маскировочных белых халатах. Когда нам говорили, что мы их не увидим, то выдавали желаемое за действительное. Во-первых, до начала Игр мы видели, как обустраивали эти посты, во-вторых, к концу Игр, когда потеплело, начал таять снег, особенно на малых высотах, и белую маскировку стало прекрасно видно. Но и в остальное время только слепой мог не увидеть, как внутри сетчатых шатров ходят или стоят два военнослужащих.

В аэропорту встречающих было много, но сутолоки не было. Мы встретились с двумя «нашими» волонтёрами, которых мы ещё не видели. Святослав и Александра встречали шведских кёрлингистов. А двух волонтёров, опекающих шведских хоккеистов, я так никогда и не увидел. Помимо волонтёров прибытия команд ожидали также представители СМИ. Я даже перебросился несколькими фразами с корреспондентами из Норвегии, Швеции и Дании.

Честно говоря, как я потом понял, особой необходимости в том, чтобы мы встречали спортсменов, не было. Оргкомитет организовал всё «от и до». В аэропорту работали волонтёры функции прилетов и отлётов. Кто-нибудь из них встречал команду и проводил атлетов к столам, за которыми сидели также волонтёры, которые совершали все положенные формальности. Затем спортсменов направляли на улицу, там крепкие молодые люди, волонтёры функции транспорт, загружали их багаж в небольшие грузовые автомобили, а девушки направляли на стоянку автобусов. На автобусах их доставляли в Центр приветствий (Welcome Center), расположенный в Прибрежной олимпийской деревне. Там их приветствовали, выдавали необходимые вещи и документы, а затем, если атлеты должны были ехать в Красную Поляну, их отправляли туда на другом автобусе, а следом ехал грузовичок с багажом.

Но, конечно, спортсменам было приятно, что их встречают «свои люди». На самом деле помимо нас в аэропорту их всегда встречал шеф-де-миссьон Питер и ещё кто-нибудь из шведского НОКа, в Центре приветствий также обязательно был представитель Швеции.

Наконец, начали по одному выходить «наши» спортсмены. Дима знал почти всех лыжников и биатлонистов в лицо и говорил мне, кто есть кто. Мы приветствовали каждого и отводили в место сбора всей «горной» команды. В это время корреспонденты стали брать интервью у самых известных лыжников, сначала у Андерса Сёдергрена (золотого призёра предыдущих Игр в Ванкувере в эстафете), а потом у Юхана Ульссона (золото в той же эстафете, а также золото в гонке на 50 км на Чемпионате мира в 2013 году).

Все спортсмены уже получили свой багаж, вышли в зону прилёта, оформились у стоек, пора было идти к автобусам, а корреспонденты всё не отпускали Ульссона. Интервью длилось, наверное, минут двадцать. Тогда без него мы двинулись на выход, а я покатил его тележку с багажом. Багаж загрузили в грузовичок, но на тележке осталась его куртка, пришлось взять её в руки и ждать, когда же Юхан выйдет. Девушки посадили всех в автобус, и он уже был готов отъезжать, когда, наконец, интервью закончили, Юхан не спеша вышел, я сунул ему куртку и посоветовал поторопиться на автобус. Шведы полностью оправдывали свою репутацию невозмутимых скандинавов. Никто не волновался, что Ульссона нет в автобусе, а он нисколько не торопился.

Мы с Димой сели в свой автомобиль и поехали следом за автобусом. Припарковавшись около Центра приветствий, мы прошли в него, проконтролировали все процедуры, и, дождавшись отправки другого автобуса со спортсменами в Горную деревню, поехали домой уже в одиннадцать часов.

Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.