Учусь быть патриотом

Перед Олимпийскими играми я читал в Интернете критику со стороны нашей оппозиции. Борис Немцов, родившийся, кстати, в Сочи, писал, что проведение зимних Олимпийских игр в субтропиках это безумная идея Путина. Он предрекал полный провал, утверждал, что снег в Красной Поляне растает, не дождавшись Олимпийских игр. Немцов не подумал о том, что горнолыжный курорт в Красной Поляне благополучно существовал задолго до заявки России на Олимпийские игры. Люди, занимающиеся горными видами спорта, знали в какие сроки нужно проводить соревнования.

После строительства туннелей начались крики, в том числе «экологов», что это резко изменило климат в Адлере, потому что через туннели стал проникать холодный горный воздух, путь которому раньше преграждали горы. Но если сравнить сечение долины реки Мзымта, которая всё равно разрезает на своём пути эти горы, и сечение туннелей, понимаешь, что туннели могли добавить лишь какие-то проценты, а кардинально ничего изменить не могли.

Наконец, меня очень смущало то, что я видел своими глазами в Сочи в первые несколько дней. Но и тут мои сомнения были довольно быстро развеяны, и не кем-нибудь, а иностранцем. Раймонд рассказывал мне о своём прошлогоднем опыте на тестовых соревнованиях. За неделю до соревнований казалось, что нужен ещё, по крайней мере, месяц, чтобы привести всё в порядок. Все волонтёры, с которыми он тогда общался, переживали, что же будет. Он говорил: «А я сказал им, что через неделю всё будет в полном порядке. У русских всегда так. Вот увидите. За два дня до соревнований всё равно казалось, что ничего не успеют. Но в день соревнований всё преобразилось, всё было на месте, и всё было хорошо». Разговор с Раймондом сильно меня успокоил.

Ещё одной проблемой для меня были бродячие собаки. Они были везде, кроме горных олимпийских деревень. Их было много, всех мыслимых и немыслимых помесей. Когда начались Игры, в Олимпийском парке я их больше не видел, но у нас в Эсто-Садке они остались. Их прикармливали сотрудники служб безопасности, почти на каждом посту лежала одна или две собаки. Псы были сытые и добрые, и я больше не волновался.

Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.