23 февраля. Я попал на Церемонию закрытия Игр

Наступил последний день Игр. Впереди были лыжная гонка на 50 км, которую так триумфально пробежали наши лыжники, и финальный матч хоккейного турнира между Швецией и Канадой (мы, конечно, болели за шведов, но, увы, им пришлось удовольствоваться «серебром»). А вечером – Церемония закрытия Игр.

Гонку мы опять смотрели по телевизору на Лауре, а не вживую. Посмотреть хоккей у меня не было возможности, так как в это время я был в дороге. Совершенно неожиданно Томас вручил нам пропуска на парад атлетов. Во время тренингов нам говорили, чтобы мы, даже если нам дадут такие пропуска, ни в коем случае ими не пользовались. Но человек слаб, мы очень обрадовались и собрались ими воспользоваться. Вечером мы должны были встретиться со шведской командой около их дома в Прибрежной олимпийской деревне и вместе пойти до места сбора всех команд, участвующих в параде.

Участник парада атлетов

Пропуск на Парад атлетов

После обеда на Лауре я зашёл «домой», чтобы переодеться в свою «гражданскую» одежду, так же как перед генеральной репетицией. Когда мы в назначенное время пришли к месту сбора, никого из шведов не было. Зайдя в холл здания, мы увидели всего несколько человек, остальные совсем не торопились. Потом я понял, что они совсем не хотели стоять под «Шайбой», как в день открытия, и поэтому намеренно опаздывали.

Наконец, мы вышли на улицу. Питер попросил внимания, и дальше он говорил по-шведски, но думаю, что я понял главный смысл. Вначале он, наверное, сказал, что команда Швеции успешно выступила в Сочи. Потом попросил выйти вперёд всех медалистов, и мы им поаплодировали. Затем наш шеф-де-миссьон по-английски поблагодарил нас, волонтёров. После этого мы пошли в «Фишт».

Заключительное обращение Питера к команде Швеци

Заключительное обращение Питера к команде Швеции

Оказалось, что приглашения на парад атлетов получили все наши, «шведские» волонтёры, и мы вместе с командой не спеша, хотя было уже 19:40, пошли из Олимпийской деревни по направлению к Олимпийскому парку. Мы шли по дороге, вдоль неё на тротуарах стояло довольно много людей, которые приветствовали команду Швеции и другие команды, которые шли впереди и сзади нас. Я старался не привлекать внимания и затесался в середину шведской колонны. И вдруг услышал женский голос, который восторженно кричал: «Смотрите, смотрите! Сергей со шведами идёт!» Было уже темно, и я не видел, кто это кричал.

Мне, конечно, хотелось, подобно лягушке-путешественнице, закричать изо всей мочи: «Это я! Я! Я!» Но я помнил конец сказки Гаршина – «И с этим криком она полетела вверх тормашками на землю». Поэтому я постарался натянуть шапку пониже на лоб и идти ещё ближе к середине.

Среди атлетов

Среди атлетов

Мы подошли к пропускному пункту между Деревней и Парком, и поднеся к терминалу аккредитацию, успешно миновали этот контроль. Но затем началось. Поскольку то, что мы делали, было нелегально, нас начали отлавливать. Слева и справа от колонны шли люди, которые, обращаясь к волонтёрам, говорили: «Вы должны выйти из колонны. Вы не имеете права идти в ней!» Кроме меня, почти все наши были в волонтёрской униформе, и их легко было «вычислить».

Постепенно наши ряды редели. Наши девушки по одной выходили из колонны. Я старался изо всех сил стать прозрачным. Этому способствовало то, что перед нами шла японская команда в белых куртках, спортсмены шли нестройно и перемешивались между собой. А я был одет в светло-серую куртку. Второй причиной мог служить мой возраст, трудно было предположить, что такой солидный дядя делает что-то не то.

Мы подошли к ещё одному пропускному пункту, перед входом в «Фишт». Здесь уже нужно было предъявить обе карточки, аккредитацию и пропуск на парад атлетов, был и фейс-контроль, но я специально встал в очередь к турникету между двух атлетов и успешно прошмыгнул дальше. Чувствовал я себя очень скверно, ведь просили же не делать этого!

Мы зашли в «Фишт» с той стороны, из которой выезжали декорации, остановились и довольно долго ждали, когда прозвучит команда на выход. Я был в панике. Что делать? Не мог же я идти со шведами на арену! Если бы я был хотя бы в их униформе! Из колонны я тоже не выходил, боялся, что меня тут же выгонят. И не просто выгонят, а с позором. Наконец, кто-то из администрации команды сказал мне, что мне здесь не место (Sergey! You are not supposed to be here.). И тогда я вышел в сторону.

Огляделся. По обеим сторонам стояли волонтёры. Я обрадовался. Свои. Никто не гонит. Я встал среди них, завёл непринуждённые разговоры, забыв, что одежда-то на мне не волонтёрская. Это были молодые ребята, помогающие с декорациями во время церемоний.

Вслед за шведской командой встала команда России. Они стояли в одном шаге от меня. Напротив меня стоял Евгений Плющенко. Какой-то человек вызвал его и других членов команды, включая Виктора Ана, они отошли в сторону и о чём-то совещались. Потом, когда смотрел я Церемонию, то понял, что это вызвали золотых призёров и инструктировали их, что они должны делать на арене.

Наши золотые призеры под трибуной "Фишта"

Наши золотые призеры под трибуной “Фишта”

Вдруг увидел, что вслед за командой России, которая должна была идти последней, появилась ещё одна колонна – волонтёры, ассистенты НОК, которые по двое сопровождали каждую команду. Я обрадовался им как родным и тут же влез в их ряды. Они меня приняли, нас было много, но своих, «шведских», я не увидел.

Наконец, все двинулись вперёд. Атлеты выходили на арену под аплодисменты зрителей, а волонтёрам сказали, что они свободны и могут идти к лифтам на трибуны. Я радостно пошёл вместе со всеми. Меня не выгнали! Ассистентам НОК полагались места на трибуне, но многие из них забыли про это или не поняли. В итоге мы стояли в проходах и, в общем-то, мешали зрителями сзади нас смотреть на арену.

Церемония закрытия Игр

Церемония закрытия Игр

Через некоторое время к нам стал подходить сотрудник безопасности и говорить: «У вас есть билеты? Если есть, займите своё место. Если нет, выйдите из зала!» Мы продолжали стоять. Я оглядывался по сторонам. Сзади меня, справа, было несколько свободных мест. Я подумал, что если ещё через десять минут никто туда не сядет, я займу одно из них. Когда к нам подошли в третий раз, я пошёл и занял пустующее место и благополучно просидел на нём до конца. Я звал и других к себе, но они не пошли, так как из прохода было лучше видно. Сотрудник подходил к ним ещё несколько раз, но его как бы не слышали. Как я понимаю, было указание не устраивать скандалов и не выводить безбилетников силой, чтобы не портить праздник.

И я там был …

И я там был …

По окончании Церемонии объявили, что приглашают всех на арену на совместную с атлетами дискотеку. Но все мои соседи, ещё не дождавшись конца, устремились к выходу. Я мешал им проходить. Я спросил: «Куда вы торопитесь?» Мне ответили: «Сейчас же фейерверк будет!» Тогда и я в общей толпе устремился на выход.

Заключительный фейерверк

Заключительный фейерверк

Как только я вышел на ступени стадиона, начался фейерверк. Мне показалось, что он кончился как-то слишком быстро, быстрее, чем при открытии Олимпиады. В Олимпийском парке было много народу. Я ожидал, что сейчас будет что-то ещё. Может быть, начнём брататься. Но все устремились на выход. Ведь всем нужно было ещё сесть на поезд, или в автобус или в автомобиль. Праздник кончился, началась обычная жизнь…

Пошёл и я на остановку своего автобуса. В автобусе я разговорился с соседом по сиденью. Он работал авто-слесарем в олимпийском автобусном парке, вместе с другими свободными от смены водителями и слесарями во время Церемонии закрытия был в Олимпийском парке, купив входной билет. Жили они в Эсто-Садке недалеко от нас.

Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.