Тренинги

18 апреля я прошёл финальное интервью в Краснодаре, его проводила Анна Клочкова, которая приехала из Москвы. Она сразу сказала мне, что я подхожу на выбранную мною функцию и могу больше не беспокоиться о том, поеду ли я на Олимпийские игры или нет и в каком качестве.

По электронной почте я получил два письма с предложением Оргкомитета продолжить своё обучение через Интернет-порталы как общим вопросам проведения Игр в Сочи, так и английскому языку. Я добросовестно занимался на обоих порталах. В конце августа я получил письмо с анкетой, в которой нужно было указать, в какие сроки я могу приехать на Игры и выбрать три страны, с командами которых я предпочёл бы работать.

Потом пришлось ещё три раза ездить на обучение в Краснодар: в конце августа, в конце сентября и в конце ноября. Тренинги проводила та же Анна Клочкова, с помощью Валерии Асцатуровой. Первые два тренинга были двухдневными, и мне пришлось ночевать в Краснодаре. К счастью, КубГУ предоставил волонтёрам недорогие места в своём общежитии, причём волонтёры приезжали буквально со всей страны.

На тренингах нам рассказывали о специфике нашей будущей работы, о том, что мы будем делать и как должны это делать. Нас предупреждали, чтобы мы были очень осторожны при общении с прессой, так как главная цель многих изданий – не информация, а скандал. Нам также неоднократно говорили, что мы должны быть готовы к тому, что все наши таланты окажутся не востребованными, а мы будем делать самые простые вещи для той команды, в которую попадём.

Мы узнали, что у нас будет существенное отличие от волонтёров других функций. Фактически мы будем подчиняться только нашим шеф-де-миссьон, а не российским координаторам функции. Шеф-де-миссьон по-французски означает глава делегации. Несмотря на то, что подавляющее количество терминов на Играх английского происхождения, этот термин звучит по-французски как дань памяти Пьеру де Кубертену, который возродил Олимпийские игры в 1896 году. То есть все расписания работы, сама работа, выходные и так далее будут зависеть только от главы делегации страны, в которую мы попадём.

Честно говоря, можно было бы все тренинги сделать короче, двух- и трёхдневные уложить в один день. Но, как я теперь предполагаю, целью было отобрать самых выносливых и ответственных, тех, кто не бросит начатое на полпути.

В мае я помог Виктору Павловичу пройти собеседование по Скайпу. Мобильная связь в его доме совсем слабая, и поэтому мы, взяв с собой мой ноутбук и веб-камеру, отправились на машине к станице Варениковской. Не доезжая её, остановились на обочине недалеко от элеватора, на вершине которого расположена антенна МТС, и связались с Оргкомитетом. Нам повезло, заряда уже подсевшего аккумулятора ноутбука хватило в самый раз на интервью.

Виктор Павлович записался на функцию EVS, тоже ездил на тренинги в Краснодар, но в другой университет. Осенью он получил приглашение работать на Medal Plaza (Площадь награждений), но потом, узнав про другую возможность, перевёлся и стал водителем шестиместного гольф-кара. Возил зрителей по Олимпийскому парку.

В августе я узнал от него, что его племянница решила переехать из Санкт-Петербурга в Сочи и на первом этапе оформилась на работу в Оргкомитет Сочи-2014 в качестве временного сотрудника. Она владеет японским языком. Он спросил меня, не хочу ли и я устроиться на очень хорошую зарплату на срок с начала октября до конца марта? Деньги нам не помешали бы, и я обсудил этот вопрос с Таней. И хотя я понимал, что работа волонтёром, особенно ассистентом НОК, была бы гораздо интереснее, я решил «наступить на горло своей песне» и послал своё резюме на Интернет портал Оргкомитета Сочи-2014. Вакансий было очень много, по многим специальностям.

По совету Виктора Павловича, я выбирал только руководящие позиции, но так как ответа не получал, то позже стал подавать и на заместителей. Ответов на свои предложения я так и не получил. Осенью стало  окончательно ясно, что этот вариант не проходит, и мы с Таней расслабились, нам не очень-то хотелось расставаться на такое длительное время. Вместо этого я, пробыв в больнице Краснодара всего неделю, сделал операцию.

Осенью темпы подготовки заметно ускорились. Каждую неделю я получал электронные письма с информацией или указаниями. Например, нужно было до конца ноября сделать прививки от гриппа и от кори. От гриппа я сделал без проблем, а вот от кори мне предложили найти ещё 29 желающих, так как ампула рассчитана на 30 инъекций. Я сообщил об этом в Краснодар, добавив, что в детстве корью уже переболел, и эту прививку мне «простили».

31 октября я получил сообщение, что назначен на позицию ассистента НОК на Олимпийские игры. Это значило, что я уже точно еду в Сочи, но только на одни игры, на Паралимпийские мне ехать не предложили. На следующий день мне сообщили запланированные даты моего пребывания в Сочи: с 20 января по 27 февраля 2014 г. Пояснялось, что эти даты помимо периода моей работы, включают время на размещение, получение экипировки и аккредитации, и прохождение тренингов.

11 ноября я получил письмо от РЖД, в котором сообщалось, что волонтерам предоставляются 50% скидки от базовых тарифов на проезд в купе и СВ, действующие по всем направлениям в/из Сочи в период с 1 декабря 2013 года по 1 апреля 2014 года. На плацкартные места скидки не распространялись. Я воспользовался этой скидкой и купил билет в купе по цене плацкартного.

9 декабря мне предложили пройти добровольное тестирование на наркозависимость, сначала предлагали ехать в диспансеры Сочи, затем Краснодара. Так как я уже получил подтверждение своего участия в Играх, выслал копию водительского удостоверения, копию справки о вакцинации, купил билет на поезд Краснодар – Сочи и отправил его копию, я проигнорировал эти письма.

На августовском тренинге нам сказали, что в ноябре мы узнаем, к команде какой страны нас прикрепили. Лишь 25 декабря я узнал, что, скорее всего, буду работать с командой Швеции. Между прочим, Швеция в моём списке из трёх желаемых стран не значилась. До этого, 20 декабря, получил приглашение на получение аккредитации и униформы на 17 часов 20 января.

10 января мне пришло письмо об окончательном утверждении на должность ассистента НОК Швеции. В письме был список всех остальных волонтёров, которые будут работать со Швецией, всего 16 человек. 16 января я узнал, что буду проживать в волонтерской деревне №7, расположенной в горах, в поселке Эсто-Садок. В письме было также написано,  как туда добраться. 19 января, за 10 минут до выезда, я получил окончательную информацию, о том, что прикреплён к Дополнительной горной деревне.

Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.