20 февраля. Снова проводы

Снова встал в 5 утра. На этот раз мы с Леной провожали техника, который работал в павильоне для смазки лыж на Лауре (wax cabin service man). Он был не такой сонный, как Ларс Нельсон, и нам удалось немного поговорить с ним. Он работает в старой фирме по изготовлению ножей. Лыжи это его хобби, совсем недавно он сам выступал на соревнованиях. А теперь он помогает своей национальной сборной во время отпуска. Живёт в небольшом городке, лететь придётся с двумя пересадками, и он надеется быть дома сегодня поздно вечером. Я спросил его, как ему понравился Сочи, а он ответил, что он всё время провёл здесь, наверху.

Мы вернулись на Лауру, оставили машину на стоянке, поднялись в нашу штаб-квартиру и узнали от Софии, что вся команда нашей горной деревни уезжает 24 февраля утром, на следующий день после закрытия Игр. У меня был обратный билет на 27 число, как было оговорено в информационном письме. Я обратился к нашему координатору, спросил, нужен ли буду после Игр, она ответила, что можно уезжать 24 февраля. Я тут же, пользуясь интернетом, купил себе билет на утро 25 февраля и сдал билет на 27-е. К сожалению, не удалось купить билет на поезд, которым в этот же день уезжал Виктор Павлович. Я приезжал в Краснодар на 40 минут позже него. Но мне повезло и с этим билетом, так как билетов Сочи-Краснодар в продаже практически не было, ведь все возвращались по своим домам после Игр.

IMG_1593

После обеда на Лауре я вернулся в «Морозко», потому что решил снова побродить в одиночестве около ручья, который показал мне Младен. Когда я пришёл туда, то понял, что одиночества не получается. Там уже гуляли и что-то собирали две женщины моего возраста. Я подошёл к ним и завязал разговор. Они очень охотно его поддержали. Собирали они клубни цикламенов, которые хотели забрать с собой домой в Ставропольский край. Они показали мне также орехи каштана, которые в великом множестве прорастали под влажной прошлогодней листвой. Это были настоящие каштаны, очень высокие деревья, с вкусными, съедобными плодами, а не так называемые конские каштаны с красивыми цветами-свечками, но невкусными плодами.

Я хотел было набрать клубней и орехов, чтобы посадить дома, но подумал, что в нашей жаркой волонтёрской квартире они быстро высохнут и погибнут, а я ещё успею сходить сюда накануне отъезда. И, конечно, потом времени не нашлось.

Обе женщины работали горничными в гостинице недалеко от «Морозко». Они сказали, что часто приходят гулять на это место, скучают по дому, потому что работают здесь уже полгода. Одна из них сказала, что она ещё больше тоскует по своей родной Абхазии, которая находится отсюда всего в нескольких километрах.

Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.