22 февраля. Последняя прогулка по Олимпийскому парку

Олимпийские игры и моё пребывание на них приближались к концу. Уже очень хотелось домой. Несмотря на то, что я каждый день подолгу разговаривал с Таней по телефону, мы оба скучали друг по другу.

Был очередной свободный день, и утром я поехал в Прибрежный кластер. Сначала погулял по Олимпийской деревне, после этого долго бродил по Олимпийскому парку. В парке атмосфера была очень праздничная, я даже пожалел, что раньше не ездил сюда во все свои свободные дни. На каждом шагу было что-нибудь интересное: очередь, чтобы сфотографироваться с олимпийским леопардом, выступление народных ансамблей, молодые люди, исполняющие брейк-данс около «Айсберга», команда девушек, марширующих под собственную барабанную дробь… Особенно популярна была группа мимов, на ходулях и без них, были зрители, которые ходили за ними по пятам вокруг всего парка.

Атмосфера веселья в Олимпийском парке

Атмосфера веселья в Олимпийском парке

Мы пообедал вместе с Виктором Павловичем, с которым потом я прокатился на его гольф-каре. Его работа заключалась в том, что он должен был обслуживать тех, кому трудно передвигаться пешком по парку: инвалидов, пожилых людей, детей. Но так как гольф-каров было довольно много, то он и другие водители, чаще всего не отказывали в поездке и обычным пассажирам.

Я видел, что Виктор Павлович был на своём месте. Он улыбался всем, был открыт, приветлив, охотно объяснял, что где находится. Не владея английским, он легко находил общий язык с иностранцами. И ему его работа тоже нравилась, хотя, не в пример мне, он работал каждый день посменно, и вечерняя смена у него кончалась очень поздно, так как он должен был развозить зрителей после окончания соревнований от стадионов к выходу из Олимпийского парка.

Виктор Павлович

Виктор Павлович

Ещё в этот день я предполагал встретиться здесь с Данилой, сыном моей знакомой из Дубны. Он хотел подарить мне бракованные ленточки для олимпийских медалей. Данила печатал рисунки на них, его мама их сшивала, находясь, как она писала мне, в состоянии эйфории от того, что чувствовала свою причастность к Олимпиаде. Всего они сделали 1300 ленточек для Олимпийских и Паралимпийских Игр.

Когда в ходе подготовки к Играм, В.В.Путину показывали эти ленточки, он спросил: «Где их делали? В Китае, конечно?» И очень удивился, когда ответили: «У нас, в Подмосковье». Тогда он сказал: «Ну ведь можем же!»

Данила с женой приехали в Сочи на три дня в надежде побывать на Церемонии закрытия Игр. Билеты купить они не смогли, но попали на генеральную репетицию, которая состоялась 22-го числа. Я и не знал, что должна быть и такая репетиция! Встретиться нам не удалось, так как молодой паре помешали другие дела. Надеюсь, что когда-нибудь получу в Дубне обещанные ленточки.

Талисман Прибрежной деревни

Талисман Прибрежной деревни

Возвращался я со станции «Олимпийская деревня». Недалеко от неё образовался базарчик, на котором около десяти человек выставили олимпийские значки. Почти все, шедшие на станцию, задерживались в этом месте. У них были значки сочинской Олимпиады практически всех стран, а также значки с прошлых Олимпийских игр, включая Московские 1980 года. Сначала я подумал, что это наши спекулянты, а потом с удивлением услышал, что один из них говорит по-английски, а другой по-испански.

Девочка побаивается Леопарда

Девочка побаивается Леопарда

Один из прохожих завёл разговор с первым из них. Оказалось, что он канадец, постоянно ездит на Олимпийские игры, эти Игры для него пятые. Второй продавец был из Испании. Остальные, скорее всего, были наши, россияне. Значки продавались не дорого, рублей по 100-200. Можно было также и обмениваться. У меня в кармане была горсть шведских значков. К сожалению, почти у всех продавцов они тоже были. Но я всё-таки обменялся на несколько других значков, включая совсем неолимпийский значок с флагом Казахстана. Я подарил его Сергею, он был очень доволен.

Вечером мы узнали о событиях в Украине, о бегстве Януковича, о многочисленных жертвах на Майдане. Младен спросил у Жени: «У вас что, давно войны не было?» Я понял, что он имел в виду. Ведь у них, в распавшейся Югославии, война была всего лишь двадцать лет назад, и Младен был, по крайней мере, её свидетелем.

Поздно вечером, уже лёжа в постелях, снова долго разговаривали с Сергеем. Сергей рассказал мне, что сегодня ему довелось привезти в MVL немецкого протестантского пастора, он собирался пригласить всех желающих членов команды приходить к нему, чтобы побеседовать или вместе помолиться. Они шли от КПП вместе с одним из спортсменов, и пастор спросил его: «Хотите, помолимся о Вашей победе?» А тот ответил: «Нет, пастор, помолитесь, пожалуйста, лучше об Украине». Сергей сказал, что в этот момент он почти прослезился.

Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.