21 января. Квест в Лауре

На вторник нам назначили экскурсию и тренинг на объекте в 13:30. Мы впервые отправились на своё будущее место работы. Нужно было проехать автобусом до станции Красная Поляна, пройти досмотр, дойти до Альпики, за ней повернуть налево, перейти по мосту реку Мзымта, повернуть налево и идти вдоль реки минут 15-20 до станции канатной дороги. Перед станцией снова нужно было пройти личный досмотр. Подъём в кабинке продолжался минут двенадцать-пятнадцать. В общей сложности дорога занимала около часа, при условии, что вовремя сел на автобус. А автобусы до начала Игр ходили редко, наш В-13 – один раз в час.

Как поёт Высоцкий «лучше гор могут быть только горы», и я с ним полностью согласен. Лыжный комплекс Лаура расположен в очень красивом месте. После Эсто-Садка с его мокрым, тающим снегом, мы оказались в царстве чистого и глубокого снега. Было, как и в предыдущие дни, пасмурно, но, несмотря на это, виды очень впечатляли. Около станции «канатки» располагается здание под названием «Горный Приют», в нём мы должны были отмечать своё прибытие на смену или делать check-in. Ещё один пример вторжения английского языка в русский. Очень быстро все, даже те, кто был слаб в английском, стали говорить: «я сделал чекин», «я зачекинился», «а ты отчекинился?».

Дорога от станции идёт круто вниз к нашей Олимпийской деревне. У этой деревни, как и у других, было несколько названий. Официальное название на английском языке – Endurance Village, сокращённо EVL, перевести довольно трудно. Слово endurance означает 1) выносливость, 2) способность переносить боль, страдание и т. п., 3) стойкость. На русский язык всё это перевели как Дополнительная горная деревня. Было ещё одно, романтическое, название – Слобода или Sloboda. Мы в своих разговорах чаще всего говорили ИВЛ. А всё место или комплекс называли Лаура по названию лыжного стадиона.

Дорога в Олимпийскую деревню и на стадионы

Дорога в Олимпийскую деревню и на стадионы

Деревня в Прибрежном кластере так и называлась Coastal Village (CVL), то есть Прибрежная деревня или Усадьба (Usadba). Деревня в Роза Хуторе называлась Горная деревня, Mountain Village (MVL) или Деревня (Derevnya). Не знаю, как назывались волонтёрские деревни в Прибрежной зоне, наша называлась «Морозко».

Экскурсии не было, нас сразу провели на тренинг в главное здание комплекса, в большую аудиторию. Мы снова слушали про технику безопасности и о безопасности на объекте. О безопасности говорила довольно молодая женщина, ответственная за наш объект. Она представилась как майор ФСБ в отставке. Никогда не думал, что бывают такие симпатичные майоры ФСБ! Она учила нас, в частности, тому, чтобы никогда не создавать паники и вместо слов «террорист», «труп», «взрыв» и так далее, использовать другие кодовые, но понятные слова. Я их почему-то забыл. Она также отметила, что наш объект самый охраняемый из всех, потому что рядом находится резиденция первых лиц государства, но мы дополнительной охраны, помимо тех, кто работает на КПП, не увидим. Не знаю, что имелось в виду, но мы впоследствии дополнительную охрану видели, и очень даже хорошо.

Нам пообещали, что по окончании мероприятия у нас будет обед в местной столовой, что меня очень порадовало. В заключение нам предложили разбиться на несколько команд и провести квест. Снова английское слово, означает поиск, вся молодёжь сразу поняла, о чём идёт речь, а я, так как в последние четыре года не смотрел телевидения, понял не сразу. Нам дали задание – найти бумажки определённого для каждой команды цвета, с написанными на них буквами. После того, как найдём все 10 или 12 бумажек, сможем составить из них какой-то девиз. И после этого пойдём, наконец, на обед. Тим-лидеры получили листки с номерами комнат, в которых были спрятаны бумажки.

Наше собрание проходило на самом нижнем, втором подземном этаже здания, за двадцать минут до конца с потолка начала сначала капать, а потом литься вода. К нашему удивлению, ведущие реагировали как-то вяло, нас не эвакуировали, и мы досидели до конца. В заключение замигал и погас свет.

Мы вышли в коридор, где свет, к счастью, был, и начался незабываемый квест. Во-первых, номера этажей в лифте не совпадали с номерами этажей, написанными на стене в коридоре. Во-вторых, у комнат часто было по два номера: присвоенный при строительстве и данный позже. На двери значился только строительный, а в бумажке был официальный. Мы бродили по коридорам, которые часто кончались надписью «хода нет», приходилось возвращаться назад, подниматься или спускаться на другой этаж, идти по нему к предполагаемому месту, а там оказывалось, что из этой части здания пройти в то место, из которого мы шли, просто невозможно.

По дороге нам то и дело преграждали дорогу группы рабочих, которые ликвидировали протечки воды в потолках коридоров. Я понял, почему ведущие тренинга были так спокойны, для них это было «дело житейское». Здание было огромное, мы побывали в нескольких ресторанах, кафе, пабах, в торговой зоне, на ресепшн, в зоне спа, видели межконфессиональный центр. Понятно, что целью квеста было ознакомление нас со зданием. Это и была экскурсия, но в увлекательной (как думали устроители) форме.

Через час мы нашли меньше половины бумажек, но потеряли половину команды. Самые умные отставали по пути, устраивались, наверное, в уютные кресла и включали свои смартфоны, благо, что в здании был Wi-Fi. Я совершенно запутался и потерял ориентацию. В некоторых случаях легенда отправляла нас в другие, близлежащие здания. На улице было уже темно, и я никогда не вызывался сходить туда, так как боялся, что совсем потеряюсь и не найду главное здание.

Через два часа у нас была только половина бумажек и меньше половины команды. Время от времени мы встречали другие команды, у них дела были не лучше. Мы даже помогали друг другу, сравнивали, кто, что и где нашёл, подсказывали куда идти. Но и это мало помогало. Я был голодный и поэтому злой, и начал говорить, что пора заканчивать, что игра есть игра, надо сдаваться и идти назад в аудиторию. В конце концов, ко мне прислушались, и мы вернулись. Также поступили и другие команды. Нам сказали лозунг, который мы не смогли найти, и разрешили идти в столовую. Обед по времени оказался уже поздним ужином, а в конце него снова что-то замкнуло, и мы доедали его в полумраке, при аварийном освещении.

Когда я вернулся вечером в наше жилище, мне позвонила Таня и попросила, чтобы я позвонил в Крымск диспетчеру электриков с просьбой восстановить электроснабжение в нашем селе.

Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.