8 февраля. Биатлон. Встреча в аэропорте

8 февраля начались соревнования, а работа у нас почти прекратилась. На тренингах нас предупреждали, что во время подготовки у нас может быть очень много забот, а во время Игр, когда все проблемы будут решены, мы окажемся почти «не у дел». Так и оказалось. Изредка нужно было встречать или провожать одного-двух тренеров или врачей. Самой важной задачей стала покупка олимпийских сувениров – талисманов Игр. НОК Швеции вручал всем своим медалистам Мишку или Зайку. Интересно, что Леопарда купить не просили ни разу.

С этого дня Софиа часто говорила нам, что сегодня у нас свободный день, и мы вольны делать, что хотим. Но и в рабочие дни мы большую часть времени проводили в комнате отдыха волонтёров нашей функции, где был большой телевизор и много диванов, кресел и стульев.

В центре на небе дирижабль

В центре на небе дирижабль

В небе над Лаурой появился большой дирижабль. Мы догадались, что это ещё одна мера безопасности. Скорее всего, там стояли камеры наблюдения. Потом я видел такие же дирижабли в Роза Хуторе и Олимпийском парке

После обеда прошло первое соревнование на нашей Лауре – скиатлон среди женщин (7,5 км классическим стилем +7,5 км свободным стилем). Шарлотта Калла заняла второе место и шведы, конечно, были очень рады. Софиа взяла большой лист бумаги и фломастером написала большими буквами имя Шарлотты и нарисовала серебряную медаль. Потом этот лист повесила на стену холла. К концу Игр стены холла были завешены такими листами. Всего шведы завоевали 15 медалей, правда из них всего две золотых, семь серебряных и шесть бронзовых. Большую часть медалей (одиннадцать!) они получили в лыжных гонках.

После завоевания какой-либо медали Софиа заказывала нам купить того или иного «зверя» высотой 50 см. Заранее никогда ничего не покупалось. Не знаю, была ли это западная практичность или боялись «сглазить»? Постепенно Юля, Лена и Дима узнали, в каких магазинах можно купить талисманы дешевле, и вообще купить их, так как со временем их довольно активно раскупали.

Ещё до начала Олимпийских игр НОК Швеции объявил, что никаких денежных поощрений шведским спортсменам не будет. Главной наградой для атлета должна быть медаль. Поэтому у шведов всё было сдержанно: сразу после медали лист бумаги на стене, вечером торт, на следующий день Зайка или Мишка.

Про торт я знаю, не потому что нас приглашали на вечеринку, нет. Мы вообще со спортсменами никак не пересекались. Их ограждали от всяких контактов. Мы общались только с руководством команды и сервисменами. Просто однажды Софиа отправила меня попросить в столовой для атлетов 30 пластиковых  ложек, а потом утром мы видели недоеденные куски торта на столе в холле.

Вечером проходила спринтерская гонка на 10 километров среди мужчин. Мы отправились на биатлонный стадион и попытались пройти на трибуны, но наши коллеги волонтёры из функции EVS не пропустили нас, сказав, что мы можем пройти туда, только сопровождая свой НОК. Довольно долго мы ходили вдоль лыжной трассы, встретили своих коллег из MVL Катю и Татьяну, которые присоединились к нам, пока не нашли место напротив трибун, с которого можно было видеть несколько больше чем с других мест. Но и здесь я не успевал разглядеть какой спортсмен передо мной, так быстро они проносились мимо нас. Стрельбы мы тоже, конечно, не видели, так как находились над мишенями.

Биатлонная трасса

Биатлонная трасса

Мы стояли среди зрителей, у которых были билеты без указания места. И вдруг стоявшая рядом со мной молоденькая и невысокая девушка очень громко закричала: «Россия! Давай!» От неожиданности я вздрогнул, она, наверное, это заметила и ещё громче стала кричать те же слова почти каждую минуту: «Давай!», «Давай!»

Во время этой гонки мы поняли, что «вживую» мы мало что можем увидеть и тем более понять, а лучше смотреть теле-трансляции.

Поздно вечером нам с Димой нужно было встретить трёх человек. Этот вечер и ночь мне запомнятся надолго. Вначале всё шло очень хорошо. Мы не спеша приехали в аэропорт, так как знали и были уверены, что люди выходят из зоны получения багажа не сразу. Но оказалось, что они давно уже вышли и искали нас. Нам, конечно, стало неловко. Багажа у них было немного, поэтому мы довольно быстро посадили их в автобус до Центра приветствий. Потом встретили их там. Автобус на EVL уходил буквально через три минуты, мы посадили их в него, сказав, что позаботимся о багаже. Всё получалось очень быстро, и мы могли быть дома на час раньше, чем планировали.

Встреченные нами члены команды

Встреченные нами члены команды

Но тут оказалось, что мы не можем отправить их багаж на EVL, так как правила изменились: в связи с тем, что с сегодняшнего дня поток гостей резко сократился (почти все уже приехали), грузовые автомобили-челноки в горные деревни больше не ходят, нужно их предварительно заказывать. Мы стали выяснять, что же нам делать, познакомились с волонтёркой Наташей, которая занималась этими вопросами. Мы могли, в крайнем случае, загрузить вещи в свой автомобиль и доставить на Лауру, но нам делать это, конечно, не хотелось. Мы уже ездили вверх-вниз утром, а сейчас было уже начало одиннадцатого вечера.

Наташа пыталась что-нибудь узнать и, наконец, сообщила нам, что во дворе стоят два мини-грузовика, заказанные для доставки в EVL багажа большого количества американцев, которые прибудут из аэропорта часа через два. Она договорилась с водителями, они заодно заберут и наш багаж. Мы позвонили Софии, предупредили её, что багаж придёт с большой задержкой и довольные собой отправились домой.

Когда мы почти подъехали к Эсто-Садку, я сказал, как хорошо, что мы так рано возвращаемся домой, но тут Диме позвонила Наташа и сказала, что нам придётся вернуться в ЦП и забрать наш багаж. Произошло недоразумение с шаттлами, водители на самом деле что-то не так поняли, никаких американцев не будет, и в EVL никто не едет. Она ради нас осталась после конца своей смены, чтобы сторожить наш багаж.

Надо было видеть наши лица. Но делать было нечего, мы развернулись и поехали обратно. Мы снова приехали в ЦП, поблагодарили Наташу за заботу, загрузили багаж в автомобиль и повторно отправились в путь. По дороге бортовой компьютер «Туарега» несколько раз предлагал Диме сделать перерыв и выпить чашечку кофе, правда, этой чашечки он, к сожалению, не заваривал. Каким-то образом машина понимала, что Дима уже устал.

На самом деле Дима не только устал за рулём, но и накануне не выспался. Он, как и почти все другие мои соседи по квартире, включая Сергея-Царя, накануне участвовал в церемонии открытия Олимпийских игр. Те из нас, кого не пригласили на генеральные репетиции, в итоге оказались на самом открытии. По два волонтёра функции «ассистенты НОК» выступали в роли сопровождающих команду своей страны, как направляющий и замыкающий. Вторым волонтёром команды Швеции была Алеся.

Сергей и Дима потом рассказывали, что вечером 7 февраля они отправились на автобусах от своих Олимпийских деревень, MVL и EVL, в Прибрежную деревню, где был первоначальный сбор команд, а потом колоннами дошли до стадиона «Шайба» и почти час стояли под ним, ожидая времени начала парада атлетов. Было прохладно, стоя на одном месте все замёрзли и поэтому всячески пытались себя развлекать и подбадривать. Как говорили ребята, было весело. Когда начался парад, волонтёров направили на трибуны, где для них выделили места.

Мы сообщили Софии, что доставим багаж сами. На самом деле мы не могли доставить его до здания номер 8, так как у наших машин не было разрешения на проезд в Олимпийскую деревню. Всем машинам НОК была отведена парковка метрах в двухстах от проходной, а дальше нужно было идти пешком круто в гору ещё столько же или немного больше. Грузовики-шаттлы могли бы доставить вещи до места. В общем, пришлось нашей шведской «пятёрке» тащить свои вещи на руках от проходной, а мы вернулись домой около двух часов ночи.

Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.