Глава 8. Мне понравился шорт-трек

Пора рассказать про шорт-трек и моё отношение к нему. До поездки в Сочи я относился к шорт-треку скорее никак. Я видел по телевизору как спортсмены бегают как белки в колесе по маленькому кругу хоккейной площадки, касаются льда, чтобы не упасть на поворотах, и не понимал, зачем нужен такой вид спорта, если есть нормальный конькобежный спорт на арене нормального размера. Но после того как посмотрел соревнования вживую, я понял, что это очень зрелищный, динамичный и азартный вид спорта, в котором атлеты должны уметь не только быстро бегать, но и быстро думать. Особенно понравился мне шорт-трек, когда узнал от наших женщин из Саранска историю Виктора Ана.

Сейчас, наверное, уже все российские телезрители и болельщики знают её, но придётся повториться. Пятикратный абсолютный чемпион мира и трехкратный чемпион Олимпийских игр в Турине в 2006 г. атлет из Южной Кореи Ан Хён Су в 2011 году обратился с просьбой о предоставлении российского гражданства, и гражданство очень быстро было ему оформлено. Ан решил получить российское гражданство, чтобы участвовать в Зимней Олимпиаде 2014 г. в Сочи. На родине у него, во-первых, не сложились отношения с тренерами команды, а во-вторых, в 2008 г. он получил травму колена, не успел восстановиться и не участвовал в Олимпиаде в Ванкувере в 2010 г., так как у него не было никакой поддержки со стороны южнокорейской конькобежной ассоциации. Иными словами в Корее на нём поставили крест. А он решил доказать, что всё ещё чего-то стоит. Скорее всего, именно поэтому он решил взять себе имя Виктор, что в переводе с латыни означает победитель.

Вообще отношение к большому спорту у меня двойственное. С одной стороны не могут не восхищать люди, которые благодаря своему труду, упорству, силе духа достигают новых высот в спорте. С другой стороны, когда узнаёшь какой ценой это всё им даётся, что многие из них заканчивают карьеры фактически инвалидами, а другие, не сумев забыть звёздной молодости, не могут найти себя в другой жизни и спиваются… А ещё эти истории с применением допинга…

Итак, нас расставили по местам, научили, что делать и начались будни. На улице непрерывно шёл дождь, кроссовки, которые мы получили, промокали за то время, пока я проходил от КПП до «Айсберга», вставать приходилось очень рано, на работе, честно говоря, было не интересно. Да и что интересного может быть в том, чтобы не пускать людей в туалет или не давать проигравшей спортсменке порыдать на плече у своего тренера? Дня через три я начал думать: «А что я здесь делаю? Не лучше ли поехать домой к своей любимой жене, ведь я волонтёр, доброволец, я никому ничего не должен?»

Потом, я до сих пор не знаю почему, произошло резкое изменение в моём настроении. Может быть, потому что погода наладилась, может быть, потому что втянулся в работу. Но скорее всего, потому что был окружён позитивно настроенными людьми, как волонтёрами, так и руководителями стадиона. Я уже упоминал про постоянно улыбающегося Антона, а сейчас вспомнил про Баира и Витька. Не знаю почему, они, несмотря на разницу в возрасте лет в десять-пятнадцать, быстро подружились. Баир дал Витьку прозвище Ковальски, по имени персонажа пингвина из какого-то американского мультфильма. И это прозвище к нему так приклеилось, что девушки думали, что это его настоящая фамилия.

Баир и Ковальски всегда ходили и работали парой и постоянно балагурили, то есть произносили вслух весёлые слова или шутили. На завтраке в 5 утра это неизменно повышало настроение всех присутствовавших, хотя приходили на сам завтрак они, как правило, поздно, так как по вечерам долго тусовались и поздно ложились спать. Не переставали они шутить и на обеде и на ужине, а также во время работы. На арене они попросились работать в зоне выхода спортсменов на лёд, чтобы, во-первых, выдвигать и задвигать мат, служащий как бы калиткой, и, во-вторых, ставить на место маты, выбитые спортсменами при падении. Как я упоминал, маты довольно тяжёлые, и двигать их сподручнее было, конечно, мужчинам.

Витёк и Баир не выспались

Витёк и Баир не выспались

На инструктаже нам запретили приставать к спортсменам с автографами и просьбами сфотографироваться, чтобы не отвлекать их от тренировок и соревнований. Это правило нами, в общем, соблюдалось, зато в последний день соревнований Баир и Витёк, как сейчас выражаются «оторвались по полной», и, благодаря своей раскованности и непосредственности, сфотографировались почти со всеми атлетами и взяли у них автографы.

Другим важным фактором было отношение к нам руководства нашей функции «спорт». Марина Пылаева тоже всегда улыбалась, в течение дня она несколько раз обходила по кругу наши «посты», останавливалась, чтобы спросить, нет ли каких проблем или пожеланий. Нам была выделена комната отдыха, в которой мы могли попить чай, кофе или просто воду из кулера. Так как времени на отдых нам вообще не полагалось, то Антон на время заменял того члена команды, которому нужно было отлучиться в туалет или попить чаю. Почти сразу после начала работы стало ясно, что нам всем, даже женщинам, тяжело ждать обеда в два часа дня, после того, как завтрак был в пять утра. Та же проблема была и во вторую смену. Тогда, довольно быстро, дня через два, Марина смогла обеспечить нас всевозможными пирожками и печеньями.

На своих постах первое время мы только стояли, но так как многие стали жаловаться на усталость, то нам нашли стулья на каждый пост. Об этом тоже позаботилась Марина. Я пользовался стулом редко, предпочитал или ходить взад-вперёд или делать физические упражнения. У Марины было несколько сотрудниц, которые тоже часто проходили мимо нас, улыбались, спрашивали как дела, а во время соревнований ещё и приносили нам бутылки с питьевой водой. В общем, благодаря усилиям сотрудников Оргкомитета и самих волонтеров, атмосфера у нас постоянно была дружественная и весёлая.

Татьяна из Петербурга выбрала себе пост у служебного входа в «Айсберг», то есть того места, где, начиная с утра, входили атлеты, их тренеры, массажисты, сервисмены (те, кто обслуживает спортивный инвентарь) и другие члены команд, и неизменно радушно всех приветствовала. Оля из Саранска стояла у входа в Athlete’s Lounge (место отдыха для атлетов), фактически что-то вроде бесплатного кафе. До начала соревнований она должна была никого туда не пускать и объяснять, что лаундж откроется за день до соревнований и что вход туда строго только для атлетов (аккредитации различались цветом, и атлетов было легко выделить). Так как Оля была самой красивой девушкой в нашей команде, а может и не только в нашей, то вокруг неё неизменно вились мужчины из всех служб Оргкомитета, сотрудники «Айсберга» и члены команд. А она приветствовала всех не по-английски, а по-русски «доброе утро» или по-украински «здоровеньки булы». Сказала мне, пусть привыкают к тому, что находятся в России.

Хорошо знали английский в нашей команде только Татьяна и я, у остальных уровень был или средний или гораздо ниже среднего. Татьяна, как очень деятельный человек и преподаватель, даже организовала занятия по языку в нашей команде, давала задания и потом проверяла, насколько «ученики» усвоили материал. Оргкомитет также пытался улучшить языковую подготовку волонтёров. В середине нашего пребывания каждый получил лист бумаги с наиболее употребительными фразами, нужными для нашей функции.

Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.