Начало строительства откладывается

Тем временем подготовка к строительству давно закончилась. Траншеи были вырыты, можно было делать опалубку, но для неё нужны были доски, которые планировалось отправить вместе с оцилиндрованным бревном из Кирова. Как и предупреждал Александр, машину не удавалось найти очень долго. Ребята-строители слонялись без дела. Поняв, что времени у них в запасе много, Женя посадил всех строителей в свою «Волгу» и отвёз к себе домой в Шахты. Наконец, Александр известил меня, что машину нашли, загрузили и отправили. Но через два дня он снова позвонил и сказал, что ему звонил водитель и сообщил, что сломался карданный вал, и он встаёт на ремонт. Сколько продлится ремонт, он не знает.

Шла уже вторая половина августа, а у нас были только траншеи, даже строители уехали. Нам, в отличие от них, скучать не приходилось. Работы было невпроворот. Бригада Сергея начала строить септик. Таким громким названием теперь называют обычные выгребные ямы, но мы хотели построить настоящий септик. Я нашёл в Интернете описание и чертежи трёхсекционного бетонного септика. Метрах в двадцати от будущего дома с помощью трактора «Беларусь» выкопали большую яму. Затем строители должны были соорудить три отделения, причём в первых двух отделениях дно забетонировано, а в последнем отделении, без дна, вода очищенная анаэробными бактериями в первом и аэробными бактериями во втором отделении септика, должна уходить через песок вглубь. На наше счастье, на дне третьего отделения действительно оказался песок, иначе пришлось бы делать более сложную и дорогую систему. Так что времени для того, чтобы рвать на себе волосы по поводу задержки машины у меня не было. Машина пришла ровно через две недели после того, как были вырыты траншеи.

Надо было также заблаговременно улучшить дорогу, ведущую к нашему дому. После дождей Сергей даже на легковой машине не мог въехать на нашу горку. Я заказал машину щебня объёмом 12 кубометров. Водитель высыпал на нашем подъёме несколько куч «окола», и мы потом с Димой и Виталием разбросали его, как могли, по колее дороги.

Я был занят практически всё время, если не расчисткой участка, то организацией строительства. Ведь прибывшие из Кирова строители должны были сделать только так называемую «коробку». Обычно отделку домов из оцилиндрованного бревна или бруса делают через год после строительства, так как за это время дерево сохнет, и дом даёт большую усадку, до 6-10 процентов по высоте. Поэтому трудно заранее рассчитать какой высоты должны быть двери и окна. Мы не хотели ждать год и всё это время жить в саманном доме, поэтому я договорился с Александром, что они сделают все проёмы с так называемыми фальш-коробками. Брёвна при усадке должны скользить по брусу, а сверху коробки оставляется пространство в 10-15 см сверх размера оконной рамы или двери, исходя из величины усадки в этом месте.

Наконец, водитель сообщил, что машина восстановлена, и он продолжает свой путь. Женя и остальные ребята заблаговременно вернулись из Шахт. 26 августа утром, в конце концов, прибыл долгожданный «КАМАЗ» с прицепом и без проблем поднялся в гору, хотя накануне прошёл небольшой дождь. Я, помня, что Сергей не смог в мае подняться к нам на легковой машине, плохо спал всю предыдущую ночь, мысленно представляя себе, что может произойти с тяжелогруженой машиной. Если она не сможет сразу въехать в гору, то соскользнёт в речку. И размышлял, что мне делать, если машина просто будет буксовать и вообще не сможет въехать в гору. Неужели нужно будет искать другую, более лёгкую машину, и перегружать на неё все материалы? Но всё получилось так, как уверяли меня строители.  Они говорили, что «КАМАЗ» пройдёт в любом месте. Так и оказалось.

В эту первую машину были загружены все пиломатериалы, требующиеся для создания опалубки фундамента, стропил крыши, черновых полов и потолка: доски толщиной 50, 40 и 25 мм, брус 40 и 50 мм. Оставшееся место было заполнено оцилиндрованным бревном. Кузова были герметично заделаны тентом, две недели машина находилась на жаре, даже в северных областях России, поэтому дерево было буквально мокрым от испарившейся из него влаги. Водитель был из города Будённовска Ставропольского края (печально нам всем известного). В Киров возил помидоры, а обратно диспетчер по попутным перевозкам нашёл ему наш груз. Впервые от него я узнал, что расстояние от Кирова до нас 2500 км, а не 1600 км, как думал я. Я почему-то считал, что от Кирова должно быть приблизительно столько же километров, как и от Дубны.

Большая часть брёвен была длиной шесть метров. Ребята делали глубокие вдохи, брали эти брёвна из кузова и вдвоём (!) раскладывали их на земле, чтобы они сохли. Видно было, что хотя брёвна очень тяжёлые, им не привыкать к тяжёлому физическому труду.

Разгрузка первой машины

Разгрузка первой машины

Диаметр брёвен для строительства дома мы выбрали 20 см, так как посчитали, что для наших южных условий этого будет вполне достаточно. Сейчас, спустя три года, и после холодной зимы 2011-2012 года, когда ночные температуры доходили до минус 26 градусов, можно сказать, что дом испытание выдержал с честью.

Первым делом строители сделали для нас и для себя новый уличный туалет. Старый туалет располагался слишком близко к строящемуся дому и к тому же мог развалиться в любой момент. Затем они начали сбивать из «сороковки» (доски толщиной 40 мм) щиты для опалубки. Женя сделал для себя из той же «сороковки» широкий топчан и мог теперь спать, наверное, с большим комфортом, чем все остальные. Изготовление щитов продолжалось больше недели. Некоторые из них были просто огромными – в том месте, где была самая большая высота цоколя, это были щиты длиной 6 метров и высотой 1,6 метра. Строители потом переносили их вручную и устанавливали на месте. Внутри получающихся «траншей» из досок они делали каркасы из проволоки, чтобы получался железобетон. Проволоку сваривали аппаратом, снова позаимствованным у Сергея. Щиты изнутри покрыли полиэтиленовой плёнкой, чтобы легче было потом снимать опалубку.

Установка опалубки

Установка опалубки

Интересно было слушать говоры строителей, которые одновременно работали у нас. Южане говорили с южным акцентом, а прибывшие из Кирова, кроме Жени, который тоже говорил по-южному, говорили со своеобразным вятским акцентом. Сейчас трудно даже передать в чём он выражался, но нам с Таней очень нравилось слышать как, например Лёша разговаривал с Сергеем-вятичем. Интересно было также со временем узнавать характеры каждого из строителей. Больше всех нам понравился Лёша – очень добросовестный и трудолюбивый.

После окончания строительства мы поняли, что стиль работы «южан» и «северян» отличался. Северяне работали дольше и упорнее. И причина этому не «природная лень» южан, а в том, что на юге нельзя слишком напрягаться, иначе «спечёшься». А северяне должны успеть сделать работу за короткое время между окончанием одной зимы и наступлением новой. В нашем случае ребята торопились, чтобы построить дом и уехать домой до снега. Правда, потом Александр нашёл им ещё один объект для строительства – дом с мансардой на Таманском полуострове в посёлке Кучугуры на берегу Азовского моря. Так что домой они вернулись только к Новому году.

Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.