Прибыли контейнеры. Первая авария

Два раза я доверял поездки на своём авто Александру Павловичу. Он был рад, что не надо ехать на автобусе, а я – что не слишком интенсивно обучаюсь вождению. А времени на обучение было совсем мало. В четверг после обеда привезли первый контейнер, потом тот же водитель привёз второй контейнер уже в 5 часов вечера. Я попросил помочь разгрузить вещи Диму и Виталика, которые продолжали делать «взлётную полосу». Основную часть вещей носили в дом, а некоторые поставили в гараж. В четверг мы легли спать «без ног» в одиннадцать часов. Всю пятницу разбирали вещи и собирали мебель, снова легли спать «без ног» тоже в одиннадцать часов.

На субботу я договорился с плотником, что он вставит нам четыре окна в старом доме. По ночам в доме было очень душно. Дело в том, что в окнах были глухие рамы, без единой форточки, и очень мелкие переплёты, как делают на дачах. Между рамами лежали груды погибших мух. За две недели до этого я, опять с помощью Сергея, заказал у этого плотника (молодого баптиста из станицы Гостагаевской) новые рамы и подоконники и получил их готовыми неделю назад. Потом я приглашал стекольщика из Варениковской, который только вырезал стёкла, а вставлять не стал. Сказал: «Это просто, сами сделаете». Сергей купил мне штапики – реечки, которые должны держать стёкла. Я купил защитное покрытие от плесени и жучков. Но времени покрыть рамы и штапики у нас не хватило, так как мы два дня занимались разбором вещей. Плотник сказал, что приедет в субботу после обеда.

С самого утра мы лихорадочно покрывали рамы и штапики защитной пропиткой, Таня вбивала в штапики гвоздики, вместе вставляли стёкла, а потом я ещё пытался выломить старые рамы из стен дома. Они оказались дубовыми, сделанными на совесть, крепко сбитыми и страшно тяжёлыми. Я разворотил все четыре окна, причём ни одно из них не смог разобрать до конца, гвозди были не меньше «сотки» и вбиты в очень плотную дубовую древесину. Время было уже три часа, плотник всё не ехал, и я мне живо представилось, как нам придётся ночевать в доме без окон. И в воскресенье тоже. И мне стало совсем не по себе. По вечерам появляются комары, они хоть и помельче подмосковных, и менее агрессивные, но тоже не подарок. Но плотник, слава Богу, приехал. Он быстро доломал то, что мне было не под силу, за два часа вставил окна и подоконники и уехал. У нас появились красивые окна в тон нашей сосновой мебели. Стало гораздо больше света. А вид своей старой, родной мебели действовал очень успокаивающе.

В конце июля пошли дожди с грозами, лило как из ведра. Мы сидели дома и радовались, что всё сделано, и никуда не нужно идти.

В воскресенье, 2 августа, мы с Таней впервые отправились в Варениковскую на нашем автомобиле. Для того чтобы припарковаться на обочине дороги, нужно было развернуться на 180 градусов. Почти не снижая скорости, на третьей передаче, я начал лихой манёвр. И тут мы оба с ужасом увидели, что едем в глубокий кювет, который был не заметен из-за высокой травы. Я всё видел и понимал, время буквально растягивалось, но ничего сделать было уже нельзя. Машина (и мы в ней) плотно села днищем на землю. Когда я вышел из машины, то увидел, что вокруг валялись пластмассовые обломки всяких защищающих днище и колёса деталей.

Мне помогли вызвать по телефону эвакуатор, и он вскоре приехал. Водитель в одиночку сделал всё: и зацепил машину и вытащил её из кювета. Я лихорадочно думал, хватит ли моих пяти тысяч, которые у меня были с собой. А он взял с меня рублей четыреста. Машина сильно пострадала, но в основном декоративно: помялся бампер, отвалились брызговики, защита двигателя от грязи и т.д. Корпус не пострадал. Я, тем не менее, был в трауре. Только начав вождение, я попал в аварию! Все успокаивали меня, говоря, что такое, или что-то похожее случалось с каждым из них, но я-то был уверен, что это я самый бестолковый водитель на свете. Всё это произошло потому что, у меня не было никакой практики вождения автомобиля, кроме курсов. Курсы я закончил уже пять месяцев назад, и те немногие навыки, которые я там получил, уже забылись.

В понедельник мне позвонили из Новороссийска и сообщили, что можно приехать и забрать паспорт машины. Опять пришлось просить Сергея отвезти меня туда во вторник. После случившегося в воскресенье, я и подумать не мог, что могу поехать в Новороссийск самостоятельно. В салоне мы сдали машину для ремонта кондиционера и довольно быстро получили её обратно. На мой вопрос, что же случилось, менеджер только мило улыбалась. Можно предположить, что, так как кондиционер я приобретал сверх стандартной комплектации, рабочие салона просто небрежно его установили. Также мило улыбаясь, менеджер предложила мне сделать ремонт машины тысяч за сорок. Я расстроился было, но так как Сергей уже осмотрел машину и сказал, что ничего серьёзного не случилось, отказался. Спустя пять лет я спокойно продолжаю на ней ездить.

В среду в нашем селе вновь появилась Александра Наумовна, но уже не одна, а с мужем. На следующий день Александр Павлович пригласил их, а заодно и нас и других соседей к себе под орех. Магаданцы переночевали в своём доме, и Алексей Николаевич очень ругался, что за прошедший с его прошлого приезда год было украдено много вещей из дома и с участка. На что мы ему сказали, что они должны радоваться: на самом деле украдено не так уж и много, в Московской области украли бы всё, зная, что в доме никто не живёт.

Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.