Продолжение автомобильных страданий

До того как я приобрёл автомобиль, мне не нравилось, когда милиционеров называли ментами или мусорами. Теперь я понял, почему их так совершенно справедливо называют. После ремонта машины я сначала получил государственные номера, а потом вместе с Виктором Павловичем и Александром Павловичем отправился на первый в моей жизни техосмотр. Все мои новые знакомые говорили, что без взятки там никогда не обходится. Причём Сергей-баптист говорил мне, что они обсуждали этот вопрос среди христиан и пришли к выводу, что в случае «ментов» это не взятка, а вымогательство, поэтому христианин вынужденно даёт деньги, а не взятку. Взятка – это дача денег для того, чтобы получить что-то, что тебе не положено.

Я был уверен, что теперь, после ремонта, к моему автомобилю не может быть никаких претензий. Я уплатил символическую госпошлину за регистрацию, дождался своей очереди, которой, справедливости ради говоря, долго ждать не пришлось, и въехал в ангар для техосмотра. Первым делом меня попросили показать аптечку. К моему ужасу оказалось, что я купил какую-то «туфту». В ней не было почти ни одного нужного лекарства. А сотрудник с каким-то сладострастием тянул: «И анальгина нет, и аспирина нет». Я говорю: «Мне в магазине подсунули такую аптечку. Я обещаю, что тут же куплю новую». Он продолжает: «Этого тоже нет». Я снова: «Я куплю». Он: «И пластыря нет». Это продолжалось несколько минут. Наконец, машину поставили на специальные катки для проверки тормозной системы. И другой сотрудник объявил, что тормоза моей машины не соответствуют нормам – слишком хорошие и показал какой-то график на мониторе компьютера. Я спросил: «Что же мне делать?» Он ответил: «А вы поездите пока месяц, колодки немного сработаются, и приезжайте к нам снова». Приезжать ещё раз мне, конечно, не хотелось. Никакие мои уговоры не подействовали, но видно было, что они чего-то ждали.

Расстроенный я выехал из ангара, и задал ожидавшему меня Виктору Павловичу тот же вопрос: «Что мне делать?» А он ответил: «Нужно спросить сотрудника, не помогут ли пятьсот рублей решить эту проблему». Именно в такую сумму он оценил мою «проблему». За две тысячи здесь проходят техосмотр машины, которые вообще не должны появляться на шоссе. Впервые в жизни я пошёл давать «взятку». Как ни странно, пятьсот рублей действительно решили все проблемы, и я получил талон техосмотра на три года, так как машина была абсолютно новая.

Но вскоре мне предстояла ещё одна встреча с сотрудниками ГИБДД. В середине сентября мы решили купить хлебопечку. Хлеб, который развозят по селу, нам, честно говоря, совсем не нравился. Это современный хлеб с «улучшителями». Мы же хотим знать, что едим. Я поехал в Варениковскую, купил там хлебопечку фирмы Кенвуд, потом заехал в лучший, по моему мнению, хозяйственный магазин в конце станицы. Постепенно расширяя «географию» своих поездок, я решил вернуться по новому для себя маршруту. Выехал на перекрёсток с шоссе, свернул на шоссе и сразу вижу жезл «гаишника». «Гаишник» сказал мне, что я пересёк «сплошную» линию и потому мне грозит лишение прав. Оказывается, в этом месте выезда с обычной дороги на четырёхполосное шоссе я не должен был сразу после поворота уходить направо к обочине, а нужно было продолжать движение прямо метров 50, так как с этой стороны шоссе было поделено на две полосы не пунктирной, а сплошной линией. Тем временем гаишник продолжал: «Не знаю, как решить эту проблему. Вот нужно вместе подойти к капитану (он был в другой машине), что он скажет. Нужно писать протокол».

Я страшно расстроился, но вспомнил, чему меня учили, и спросил: «А тысяча рублей не поможет решить проблему?» и достал бумажник, чтобы проверить, сколько у меня денег. На моё счастье их там было мало. Гаишник заглянул в кошелёк, оценил мою платёжеспособность и взял полторы тысячи, оставив мне пятьсот рублей. Инцидент был исчерпан. Тане я ничего в тот раз не стал говорить. Рассказал Сергею-баптисту, а он сказал мне, что на этом месте постоянно ловят таких «лохов», как я. Ведь эта линия не является той самой сплошной линией, которая разделяет встречные потоки машин, а лишь разделяет одну сторону дороги на две полосы. Переезд через неё карается штрафом рублей в сто. Через два года, когда милицию переименовали в полицию, и ГИБДД должно было наконец-то прекратить произвол на дорогах, на том же самом месте наш знакомый из Кубколонки расстался с двумя тысячами в такой же ситуации.

Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.