Размышления

  Приглашая читателя в путешествие по этой книге, я нарушаю сложившиеся традиции тем, что хочу  поделиться  некоторыми личными, сокровенными размышлениями. Я пишу эти строки, спокойно сидя в зале ожидания даллаского аэропорта. Когда я внимательно смотрю в окно, то вижу неторопливо плывущие большие кучевые облака. Одновременно с этим одни самолёты методично совершают посадку, а другие также методично взлетают. Я ощущаю внутреннюю радость и волнение. Я чувствую, что нахожусь в мире с Богом, в мире с моей женой и детьми и в мире с друзьями, которых я так люблю. Но в то же время, когда я оглядываю этот зал ожидания и анализирую людей, сидящих вокруг меня (что мы, психиатры, любим делать), у меня возникает и другое внутреннее чувство. Когда я думаю, каким образом лучше описать это чувство, в голову приходит слово angst – термин, широко используемый современными философами и теологами Германии. Angst – это вид неопределённого внутреннего беспокойства. И вот сейчас, когда я смотрю вокруг и думаю о состоянии моих собратьев в целом, я чувствую angst. В своей психиатрической практике я консультировал многих из этой массы людей и понял подавленные страхи, чувство незащищённости и гнева, переполняющие их, хотя иногда всё это скрывается за улыбающимися лицами. Я всё понимаю и сопереживаю им. Фактически, я не только сопереживаю, но глубоко внутри себя чувствую боль. Я хочу, чтобы все они узнали то, что узнал я, и что принесло мне большую личную радость и внутренний мир. Вот почему мы с доктором Фрэнком Миниртом ощутили потребность написать эту книгу и поделиться своими знаниями с тобой, читатель, в надежде, что ты, в свою очередь, передашь их тем, кого любишь.

Много лет назад я прочёл наводящее на глубокие размышления утверждение Авраама Линкольна: “Большинство людей счастливы настолько, насколько они выбрали быть таковыми”. Мне ничего не оставалось, как только согласиться с ним. Уж Линкольн то должен был знать. За  свою жизнь он прошёл через множество страданий: смерть невесты, поражение на выборах, гражданскую войну и другие сильные разочарования. В какой-то момент времени он находился в такой глубокой депрессии, что решил покончить с собой. Но Линкольн выбрал путь преодоления депрессии. Он сделал свой выбор в пользу счастья и обрёл внутреннюю радость и мир в последние годы своей жизни вплоть до того момента, когда пал жертвой враждебно настроенного к нему человека.

Прежде чем вы примете решение соглашаться или не соглашаться с утверждением Линкольна о том, что “большинство людей счастливы настолько, насколько они выбрали быть таковыми” или с утверждением авторов, что “счастье это выбор”, разрешите мне объяснить, что означает название этой книги. После окончания школы мы с моим коллегой на двоих потратили на обучение ещё двадцать шесть лет. За это время мы тщательно изучили психологию, физиологию, анатомию, разум и духовность человека. Мы использовали наш психотерапевтический опыт в работе с сотнями пациентов. И сейчас с глубоким внутренним убеждением можем сказать, что большинство людей не имеют внутреннего мира и радости, о которых я говорил выше. Однако мы убеждены, что каждый человек может обладать внутренним миром и радостью, если только он их выберет, и последует верным путём для достижения цели.

Непрофессионалу даже трудно представить, что кто-то мог бы сделать свой выбор в пользу несчастья и депрессии, отвергнув мир и счастье, однако многие люди именно так и поступают в силу различных причин, о которых и не подозревают. Некоторые из них, движимые собственным чувством вины, выбирают несчастье, чтобы наказать себя. Другие выбирают несчастье, чтобы манипулировать своим супругом или друзьями, привлекая их симпатии на свою сторону. Другие внутренние мотивы пребывания в состоянии депрессии будут проанализированы в этой книге позднее.

Продолжая дальше прояснять нашу точку зрения, отметим, что мы с д-ром Миниртом убеждены, что многие люди фактически выбрали счастье, однако всё ещё не достигли его. И  произошло это потому, что хотя они и сделали выбор в пользу счастья, внутренний мир и радость они ищут не в том месте. Они ищут счастья в материальном и не находят. Они ищут радости в сексуальных подвигах, итог которых – мимолётное удовольствие и горькие длительные разочарования. Они ищут внутреннего удовлетворения в достижении важных постов в корпорациях, в правительстве и даже в своих собственных семьях (становясь семейными деспотами), но остаются неудовлетворёнными. Ко мне на приём приходили миллионеры-бизнесмены и рассказывали, что у них большие дома, яхты, недвижимость в Колорадо, славные дети и прекрасные любовницы, ничего не подозревающие жёны, устойчивое положение и…  мысли о самоубийстве. У них есть всё, что может предложить им этот мир, кроме одного – внутренней радости и мира. Они приходят в мой кабинет, как в последнее прибежище, умоляя помочь им справиться с желанием покончить жизнь самоубийством. Почему? Ответить не просто. Мышление человека и его эмоции являются очень сложной динамичной системой. В этой книге мы постараемся, насколько возможно, используя непрофессиональную терминологию, суммировать все эти сложности и предложить руководство, как шаг за шагом продвигаться к постоянному внутреннему счастью – если вы сами его выберете.

Сейчас я проплываю на большом реактивном лайнере на высоте десять тысяч метров над огромными кучевыми облаками, за движением которых наблюдал совсем недавно, находясь на земле. Я направляюсь в Лос-Анджелес, чтобы выступить на семинаре выходного дня перед врачами и их жёнами. Меня попросили поделиться с ними всем, что мне известно об источниках эмоциональной боли у врачей и членов их семей. Они выкроили эти выходные из своего плотного графика для того, чтобы понять, как достичь внутреннего мира и радости. Я уважаю их за это. В современной Америке самый высокий процент самоубийств отмечен среди врачей и дантистов. Они сгибаются под бременем, которое воспринимают как нечто внешнее. В действительности же, это бремя исходит преимущественно изнутри – от перфекционистских и мазохистских внутренних мотивов, от чувства неуверенности и недовольства собой. Многие из них переполнены страхом перед неудачами, а также огромным желанием спасти мир от болезней и смерти. Именно поэтому Шульц в своих комиксах “Орешки” ссылается на учёную степень доктора медицины (M.D. – Doctor of Medicine), как на учёную степень “божества” (M. Deity). Большинство врачей (включая доктора Минирта и меня) выбрали медицину из сострадания к человечеству. По крайней мере, это осознанный мотив заняться медициной. Многие врачи, к несчастью, испытывают феномен, известный как “перегорание” – потерю чувства сострадания из-за высоких требований и сильной заорганизованности медицинских образовательных учреждений, интернатуры, ординатуры и частной практики. Многие из моих сегодняшних психиатрических пациентов – это мои коллеги-врачи других специальностей, которые переживают депрессию и страдают от сильной эмоциональной боли.

Пролетая над прекрасными западными штатами от Техаса до Калифорнии, я чувствую angst за тех врачей и их жён, которые ожидают меня в Лос-Анджелесе. Я размышляю не только над тем, чем я собираюсь поделиться с врачами и их жёнами во время семинара, но также над тем, чем я могу поделиться с читателями этой книги. Относительно последнего, я вижу перед собой две основные задачи. Моя наиважнейшая задача (хотя это может казаться невероятным) – убедить читателя избавиться от своей депрессии и сделать свой выбор в пользу счастья. Для многих людей это звучит как насмешка, поскольку они не понимают всей сложности и извращённости человеческой природы. Но, тем не менее, это правда! Депрессия удовлетворяет многие неосознанные невротические потребности. Когда пациенты приходят ко мне и рассказывают, что они много лет страдают от депрессии и что с них довольно, мы садимся вместе и анализируем, какие преимущества они подсознательно получали, на многие годы невольно выбрав состояние депрессии. Неосознанные мотивы у разных людей разные, однако, они неизменно вращаются вокруг чувства гнева – подавленного гнева – и накапливающегося недовольства собой, другими людьми или Богом (эти концепции будут позже обсуждаться в этой книге). После анализа причин депрессии, я пытаюсь убедить своих пациентов сделать выбор в пользу счастья.

Второй моей задачей является убедить читателя направить свою жизнь по верному курсу для достижения любви, внутреннего мира и счастья. Люди очень консервативны в своих путях. Даже если они шли своим путём двадцать-тридцать лет без какого-либо результата, они всё равно придерживаются усвоенных в детстве стереотипов поведения. Многие алкоголики, например, с удивлением обнаруживают, что когда они бросают пить и становятся ответственными мужьями и отцами, их вечно жалующиеся (и контролирующие) жёны покидают их и выходят замуж за другого алкоголика. Я сталкивался с этим неоднократно! Как показывают современные исследования поведения, наш мозг очень похож на сложный компьютер. Большинство людей делают выбор в пользу стереотипов поведения, верно или неверно запрограммированных их родителями в раннем детстве в их мозгах-компьютерах. В предыдущей книге (“Христианское воспитание детей и развитие личности”, Бейкер, 1977), я достаточно подробно аргументировал свою убеждённость в том, что приблизительно 85 процентов наших поведенческих стереотипов и взглядов на мир твёрдо укореняются в нас к шестилетнему возрасту. Я не говорю, что мы навсегда заперты в круге стереотипов поведения, усвоенных нами в детстве, и что мы ничего не можем с этим поделать, но  именно этот круг большинство людей выбирает по невежеству и остаётся заключённым в стереотипах поведения своего раннего детства и в соответствующих им взглядах на мир. Благодарение Богу, что Он вложил в нас человеческую волю. Сотворив нас по Своему образу и подобию, Он дал нам свободную волю – способность выбирать. Без могущества свободной воли усилия психотерапии и сама эта книга были бы бесполезными. Я надеюсь и молюсь, чтобы ты, читатель, использовал свою, Богом данную тебе волю, для выбора новых, здоровых взглядов на мир и соответствующих им стереотипов поведения. Моя цель – твоё счастье. Но у меня нет власти сделать кого-либо счастливым, кроме себя самого. Всё, что я могу, это убедить читателя сделать выбор в пользу счастья и показать ему, что я верю в существование правильного пути для его достижения. А потом уже только от самого читателя зависит, изберет ли он этот путь и будет ли по нему следовать.

Пол Д. Мейер, доктор медицины

Читать дальше

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.