Глава 8. Чем кончают “прекрасные парни”?

В нашей культуре среди разнообразных типов личности существует один тип, представители которого с большей вероятностью, чем другие люди, в определённые периоды своей жизни впадают в депрессию. Представитель этого типа, называемый “хорошим парнем”, склонен к самопожертвованию; у него повышенное чувство сознательности, ответственности, он много работает и часто по-настоящему религиозен. Психиатры называют такой тип людей маниакально обязательная личность.[i] Большинство неспециалистов называют его перфекционистом[1] или “трудоголиком” или даже человеком, отдавшим себя на служение людям. Свыше 90 процентов врачей и 75 процентов служителей церквей, которых мы тестировали, имеют наклонности маниакально обязательного типа личности. Юристы, музыканты, инженеры, архитекторы, дантисты, программисты и другие профессионалы обычно обладают многими чертами маниакально обязательного типа личности. Возможно поэтому среди врачей, дантистов и музыкантов наивысший процент самоубийств. Миссионеры также часто попадают в эту категорию.

Многие находят это странным. Это не вполне справедливо, не так ли?  Глядя на всех этих ленивых, эгоистичных и ни на что не годных людей, наполняющих окружающий нас мир, кажется просто несправедливым, что люди, посвятившие себя общественному служению, должны стать наиболее вероятными кандидатами на депрессию и самоубийство.

Однако тот, кто изучил глубины подсознательной человеческой деятельности, понимает, что в действительности это совершенно справедливо. Он также понимает, что в большой степени, депрессия – это выбор. Самоубийство – это выбор. И счастье – это выбор. Эти преданные слуги, впадающие в депрессию, сражаются со своим собственным эгоизмом, также как и тунеядец на социальном пособии, но эгоизм перфекциониста является намного более утончённым. Работая на общество от 80 до 100 часов в неделю, спасая человечество, он эгоистично игнорирует своих жену и детей. Он прячет свои эмоции и работает как компьютеризованный робот. Он помогает человечеству частично из любви и сострадания, но в большей степени подсознательно для компенсации чувства неуверенности, а также для удовлетворения сильной потребности в общественном одобрении и в стремлении быть совершенным. Он самокритичен и где-то глубоко внутри себя ощущает, что он хуже других. Он чувствует себя ничтожеством и проводит много времени, работая с фантастической скоростью, накапливая богатство, власть и престиж для того, чтобы доказать себе, что он совсем не является пустым местом (как подозревает внутри себя). В своих собственных глазах и в глазах общества он образец человеческой самоотверженности. Это врач-исследователь, проводящий семь дней (и ночей) в неделю в лаборатории, чтобы спасти человечество от различных болезней, в то время как его жена страдает от одиночества, а его сыновья становятся гомосексуалистами и, в конце концов, совершают самоубийство. Он сердится, когда жена и дети предъявляют ему свои требования. Он не может понять, как у них хватает наглости называть такого самоотверженного служителя эгоистичным мужем и отцом. Но он питает такую сильную эгоистическую потребность компенсировать своё чувство неполноценности, что не способен увидеть истину. В действительности его жена и дети правы, и очень страдают вследствие его утончённого эгоизма. И именно это является причиной того, что многие дети пасторов, миссионеров и врачей становятся бунтарями.

Пожалуйста, не поймите нас неправильно. Многие пасторы, миссионеры и врачи – это действительно благочестивые мужчины и женщины, которые уделяют много времени своим семьям и очень счастливы. Мы оба работаем от 50 до 60 часов в неделю, но так организуем свой день, что почти каждый вечер час или два играем со своими детьми, и каждый из нас находится в близком общении со своей женой. Всё это основано на нашем желании установить библейские приоритеты. В Библии сказано, что мужчина не может быть пастором, если он плохо управляет своей семьёй, и его дети плохо себя ведут. Пастор, который не может сказать “нет” своим прихожанам, возлагающим на него свои требования, не может быть пастором. Пастор, который посвящает слишком много времени “работе Господа” и пренебрегает своей семьёй, в действительности является эгоистом, занимающимся построением большей и лучшей церкви для удовлетворения своей гордыни. Он движим эгоистическими мотивами, хотя обычно не осознаёт этого.

Таким образом, в свои зрелые годы эти самоотверженные служители, руководствующиеся как угодными Богу, так и эгоистическими мотивами, полны раздражения по отношению к Богу за (по их предположению) завышенные требования к ним; по отношению к своим семьям и коллегам (по тем же причинам); по отношению к своим детям (за непослушание); и по отношению к себе (за неспособность быть совершенными). Они впадают в жесточайшую клиническую депрессию. В момент слабости, испытывая сильную боль и чувство безнадёжности в результате неспособности увидеть истину, они даже могут совершить самоубийство. Мы надеемся и молимся о том, чтобы содержание этой книги помогло предотвратить эти напрасные траты человеческого потенциала. Не стоит стремиться к совершенству посредством скрупулёзного исполнения законов и правил. Депрессия – это совершенно напрасная трата драгоценного времени. Самоубийство действует совершенно опустошающе на родных и близких. Благодарение Богу, что Он способен исцелить любую рану.

В этой главе мы хотели бы поделиться некоторыми ценными результатами исследования того, каким образом перфекционизм (маниакальная обязательность) развивается в детстве. Потом мы обсудим некоторые движущие силы, которые действуют на подсознательном уровне во многих перфекционистах-трудоголиках. Эти движущие силы ума трудно объяснить без использования профессиональных терминов, так что может быть, читателю придётся более внимательно изучать эту главу. Мы завершим её кратким обсуждением истинного чувства вины в сравнении с чувством ложной вины.

Во-первых, если бы вы были матерью, ожидающей ребёнка, и захотели бы воспитать его необычайным перфекционистом (Боже упаси вас от этого!),  представленная ниже информация и соответствующие инструкции были бы вам полезны.

Согласно “Руководству по диагностике и статистике душевного здоровья (РДС-II)”, маниакально обязательная личность – это диагноз для того, кто “чрезмерно строг, сверх сдержан, сверх сознателен, очень обязателен и неспособен легко расслабиться.”[ii] Если дело идёт к неврозу, тогда состояние характеризуется следующими признаками:

…навязчивым появлением нежелательных мыслей, убеждений или действий, которые пациент неспособен прервать. Мысли могут состоять из одиночных слов или идей, размышлений или из потока мыслей, часто воспринимаемых пациентом, как нелепые. Действия варьируются от простых движений до сложных ритуалов, таких как повторяющееся мытьё рук. Часто пациент страдает и испытывает беспокойство, если его удерживают от исполнения навязчивых ритуалов, или он озабочен невозможностью самому контролировать это.[iii]

 Вот как “воспитать” одержимого ребёнка:

  1. Постоянно говорите, но не будьте очень активны физически и никогда не слушайте того, что говорит ребёнок.
  2. Требуйте от своего ребёнка совершенного исполнения этикета и прекрасных манер с самого дня его рождения. Будьте нетерпимы к любым ошибкам.
  3. Будьте интровертом. Не позволяйте ему видеть своих здоровых взаимоотношений с окружающими.
  4. Будьте очень критичны к окружающим вас людям, включая служителя вашей церкви, ваших соседей, вашего мужа, и что наиболее важно, вашего ребёнка.
  5. Будьте настоящим снобом.
  6. Непременно властвуйте над своим мужем, а также и над своими детьми. Это очень важно.
  7. Подчёркивайте, что высокая нравственность – это путь к превосходству над другими детьми и дорога на небеса.
  8. Не посвящайте себя Богу слишком серьёзно и критикуйте религиозные убеждения своих родителей.
  9. Говорите ребёнку, что всем руководит его отец, но при этом позволяйте своему мужу быть главой семьи лишь номинально.
  10. Требуйте от ребёнка полностью освоить горшок к концу первого года его жизни. Потом, когда он станет старше, то расквитается с вами, большую часть времени страдая от запора.
  11. Будьте по настоящему скупы на деньги. Всегда откладывайте на будущее, и не позволяйте этому будущему наступить.
  12. Подчёркивайте важность буквы, а не духа закона. Сделайте ваши правила абсолютно жёсткими и никогда не допускайте исключений.
  13. Практикуйте викторианскую этику. Стыдите своего ребёнка за проявления сексуальности.[iv]

 Исследования показали, что это перечень тех принципов, которым следуют родители одержимых детей. Он вполне согласуется с моими собственными чувствами. В действительности некоторая доля одержимости может быть очень полезна в жизни. Она может помочь человеку много трудиться, быть добросовестным и по-настоящему нравственным. Почти все врачи и студенты медики, среди которых мы провели тестирование, обладают некоторыми чертами маниакальной обязательности. Если бы они не были организованы и трудолюбивы, то никогда не смогли бы пройти через строжайшие требования медицинских колледжей и частной практики. И как упоминалось выше, многие студенты религиозных учебных заведений и религиозные служители также являются в достаточной степени одержимыми. Одержимость может помочь им совершить великие дела для Бога, если при этом они знают, как следует отдыхать и радоваться жизни. Я уверен, что апостол Павел обладал некоторой здоровой склонностью к одержимости, и что он был способен преодолеть нездоровую одержимость. Однако одержимость может выйти из-под контроля, если мы, будучи родителями, используем тринадцать правил, перечисленных выше.

Давайте сейчас предположим, что вы следовали всем этим инструкциям и сотворили чрезвычайно неуверенного в себе ребёнка перфекциониста, который уже вступил в брак и заканчивает колледж с отличием. Давайте назовём его Джон П. Трудоголик (“П” – перфекционист) и докопаемся до его глубинных подсознательных мыслей. Давайте внимательно посмотрим, что движет его подсознанием, когда он повзрослел. Во-первых, мы замечаем, что Джон П. Трудоголик является перфекционистом во всём, что делает. Он сверх обязателен, сверх добросовестен и много работает. Он не умеет отдыхать. Он строг к себе и к тем, кто близок ему. Вследствие большой строгости к себе и чрезвычайной совестливости, он склонен к депрессии. Всю свою жизнь Джон много работал, однако, он убеждён, что всегда делал недостаточно много. Он чрезмерно строг и чрезмерно твёрд.

Он склонен исчерпывать все свои умственные и физические ресурсы. Финансово Джон процветает, но, несмотря на это, всегда неудовлетворён, потому что глубоко внутри себя он продолжает требовать от себя всё большего и большего. Джон очень умён и одновременно часто кажется холодным. Он склонен руководствоваться фактами, а не чувствами. Чувства чужды ему. Он против чувств, потому что их труднее контролировать, чем факты. У Джона П. Трудоголика сильнейшая потребность контролировать себя, свои мысли, а также окружающих. Вследствие этого главное для него – факты. Он много размышляет, потому что хочет избежать чувств. Это имеет отношение не только к неприятным чувствам, но также и к тёплым чувствам, потому что они тоже плохо поддаются контролю. Джон избегает чувств, потому что у него много уязвимых мест. Другими словами, сохраняя жёсткий контроль, он способен сдерживать многие из серьёзных опасностей, которые он ощущает. Как только Джон теряет способность контролировать свою неуверенность, он впадает в депрессию.

Джон очень послушен и покорен. Но он подвержен чувству гнева, и временами его гнев прорывается наружу. Возникает конфликт: послушание – неповиновение. Когда его неповинующийся гнев прорывается наружу, он пугается. Страх фактически является страхом перед властью, и он немедленно возвращает Джона к послушанию. Страх напоминает ему, как мать отвергала его, когда в детстве он сердился на неё. Именно этот страх делает его обязательным, добросовестным и заботливым. Таким образом, многие из тех черт, которые внешне выглядят такими прекрасными, в действительности часто мотивированы отнюдь не добрыми чувствами, а страхом быть отвергнутым родителями. Его самооценка основана на том, что родители принимали его только при соблюдении определённых условий. Джон помнит переживания раннего детства, когда его принимали только на определённых условиях. От него ожидали, что он будет жить, следуя определённым стандартам поведения, и поэтому он думал, что для того, чтобы тебя любили, нужно достичь определённого уровня в исполнении некоего стандарта поведения. Всё это заставляет Джона быть чрезвычайным перфекционистом, который всегда недоволен собой и всегда атакует себя изнутри, и, таким образом, склонен к жесточайшей депрессии.

Повзрослев, Джон П. Трудоголик чувствует себя неуверенно во взаимоотношениях с другими, включая Бога. Поскольку любовь родителей к нему основывалась на исполнении им определённых условий, обычно он видит под таким же углом зрения и Бога. Поэтому у него иногда возникают проблемы с верой, и он часто сомневается в своём спасении. Чтобы нейтрализовать сомнения относительно своего спасения, Джон встаёт на экстремистскую точку зрения кальвинистов. Он до такой степени воспринимает суверенность Бога как абсолютную, что верит, будто человек не несёт никакой ответственности за своё спасение. Конечно, единственная ответственность, которая лежит на человеке в связи с его спасением, это его вера во Христа. Однако Джон склонен доводить суверенность Бога до такой степени, что, по его мнению, человек не несёт абсолютно никакой ответственности за свою веру. Это помогает Джону контролировать сидящие глубоко внутри него неуверенность и страх, что его могут отвергнуть. Однако на самом деле, Джон втайне сотни раз просит Господа войти в его жизнь, потому что глубоко внутри себя не чувствует, что Бог мог принять его безо всяких условий. Таким образом, он думает как суперкальвинист, чтобы быть освобожденным от своей вины, но чувствует как арминианец – принятым на определенных условиях.

Джон критично относится к себе и к своей жене, и эта постоянная критика оказывает влияние на них и на их настроение. Не только критицизм, но и сильный гнев раздирают Джона изнутри. Достаточно короткое время понаблюдать за манерами Джона, чтобы понять, насколько он раздражителен. Это проявляется в выражении его лица, в его движениях, а также  в его напряжённой позе.

Временные рамки, к которым обычно имеет отношение этот одержимый человек – будущее. Джон всегда планирует и стремится осуществить будущие цели. Он никогда не удовлетворён настоящим. Он всё более и более требователен к себе. В противоположность этому жена Джона склонна к истеричности и больше озабочена своими сегодняшними чувствами. Когда Джон всё больше и больше впадает в депрессию, его мысли в итоге переходят от будущего к прошлому. Он начинает сильно беспокоиться о своих прошлых ошибках и неудачах.

Существует несколько основных защитных приёмов, которые Джон П. Трудоголик использует для самообмана. Одним из основных является изоляция, посредством которой Джон скрывает большинство своих чувств и эмоций. Сам он редко осознаёт свои собственные чувства. Он скрывает их даже во время похорон. Однако за внешним спокойствием его сердце разрывается на части, и, в конечном счёте, это становится причиной депрессии. Другой защитный механизм, используемый Джоном, называется аннулированием сделанного. Джон постоянно чувствует себя виноватым и всегда пытается аннулировать то, что он сделал неправильно. Обычно он не осознаёт внутренних мотивов своих действий, избавляющих его от чувства вины. Ещё одним защитным приёмом, который неосознанно использует Джон, является формирование реакции. Он защищается от порывов и чувств, совершая совершенно противоположное тому, что в действительности хотел бы сделать. Например, Джон предпринимает свой личный крестовый поход против сексуальной неразборчивости, чтобы противодействовать сильным сексуальным желаниям, которые он подавляет в самом себе. Все эти защитные механизмы служат для того, чтобы помочь Джону временно удержать его от депрессии. Внезапное осознание всего своего раздражения, всех своих страхов, чувства вины и греховных желаний было бы невыносимо для Джона, поэтому он занимается самообманом. В чём действительно нуждается Джон – так это в христианской психотерапии или ученичестве, для того чтобы постепенно понять себя и с помощью Христа начать изменяться. В этом и заключается освящение: в ответственном подходе к правде о самом себе с помощью Бога и хорошо понимающих тебя близких друзей.

У Джона П. Трудоголика множество неосознанных ритуалов. Ритуалы помогают ему держать под контролем своё беспокойство, а также привычно избегать близости. Близкие отношения могли бы пробудить эмоции, а эмоции трудно контролировать. Церковь Джона, как и многие другие церкви, очень склонна к ритуалам, и это тоже помогает Джону избегать близких отношений с другими.

Главное, что заботит Джона, это время, грязь и деньги. Когда Джон был маленьким ребёнком, время было очень важной категорией. Джон сражался с матерью всякий раз, когда шёл спать или принимать ванну. Эти особенности его раннего детства были запрятаны глубоко внутри и перекочевали во взрослую жизнь, так что Джон до сих пор очень озабочен вопросом времени. Его также заботит денежный вопрос, потому что деньги дают ему положение и власть. В мыслях Джона грязь становится символом греховных желаний и мотивов, которые он неосознанно подавляет, так что его очень заботит вопрос чистоты. Обычно он является очень опрятным и чистоплотным человеком. Он требует от жены, чтобы в доме не было ни пятнышка. Когда он чувствует себя особенно виноватым, он постоянно моет руки, чтобы символически смыть свои грехи, подобно Пилату во время суда над Христом. Однако в отличие от Пилата, его мысли заняты другим, и он не даёт себе отчёта в том, почему он совершает этот ритуал.

Джон П. Трудоголик ощущает свою беззащитность и бессилие, а также отсутствие всякой надежды. Он испытывает чувство неуверенности в этом непредсказуемом мире. Поскольку он не может контролировать своё чувство неуверенности, у него развивается чрезмерная потребность что-либо контролировать. Джон развивает в себе ложное чувство всемогущества, чтобы контролировать своё чувство неуверенности в этом непредсказуемом мире. Он ведёт себя так, как будто очень уверен в себе и, думая так, часто дурачит сам себя. В любом случае, он обычно успешно вводит в заблуждение окружающих. Джон также имеет твёрдое намерение знать всё. Следует ещё раз повторить, что он хочет всё держать под контролем. Несмотря на свою внешнюю уверенность, Джон часто сталкивается с трудностями в принятии решений, потому что может сделать неправильный выбор, однако просто невозможно, чтобы он был не прав.

Он жаждет окончательной истины во всём. Это относится и к области теологии. Когда теологические вопросы не выглядят чётко и ясно, результатом становится депрессия. Когда возникает неопределённость, он использует жёсткие правила, чтобы контролировать неопределённость. Его философские рассуждения на определённые темы часто являются способом избежать ответственности. Например, рассуждая о том, что означает быть хорошим отцом и хорошим мужем, он может уклоняться от того, чтобы на деле быть таковым.

И хотя обычно Джон очень пунктуален, любит порядок, является аккуратным и добросовестным человеком, временами он будет полной противоположностью самому себе. Например, он не будет аккуратным, опрятным, добросовестным и исполнительным; и скорее опоздает, чем придёт вовремя. Как мы уже утверждали выше, черты перфекциониста проистекают не из добрых побуждений, а из страха перед властью и силой. Неперфекционистские же черты (неаккуратность и т. п.) проистекают из того, что его раздражает и выводит из себя необходимость быть послушным.

Джон почти всегда придаёт больше значения фактам, чем чувствам. В действительности, он пытается подменить чувства разумом. Чтобы избежать эмоций, он пытается говорить с другими на абстрактные темы.

К тому же Джон очень упрям. Эту черту характера он усвоил в раннем детстве, когда сопротивлялся желаниям своих родителей.

Таким образом, поведение Джона П. Трудоголика почти полностью определяется его внутренним состоянием. Пытаясь контролировать свои опасения, он разработал множество способов защиты. Однако, как и в случае с другими маниакально обязательными личностями, в финале его ждёт депрессия. Он много беспокоится, и клиническая депрессия начинается тогда, когда его строго упорядоченный образ жизни больше не может сдерживать интенсивные внутренние побуждения.

Если бы мы достаточно долго изучали внутренние движущие мотивы Джона П. Трудоголика, то, очевидно, увидели бы большую часть следующих характеристик, присущих маниакально обязательным личностям. Некоторые из этих черт полезны и помогают достичь профессиональных высот. Однако другие черты являются патологией и, в конце концов, приводят к депрессии.

 Маниакально обязательная личность:

  1. Он перфекционист.
  2. Он аккуратен.
  3. Он чистоплотен.
  4. Он любит порядок.
  5. Он обязателен.
  6. Он добросовестен.
  7. Он скрупулёзен.
  8. Он хороший работник.
  9. Однако работает слишком много.
  10. Не умеет отдыхать.
  11. Он холерик.
  12. Он слишком добросовестен.
  13. Он слишком озабочен.
  14. У него слишком строгая совесть.
  15. У него строгое мышление.
  16. Он негибок.
  17. Он часто даёт рациональное объяснение, чтобы обмануть и защитить самого себя.
  18. Он рассуждает, чтобы избежать эмоций.
  19. Маниакально обязательный индивидуум является хорошим студентом.
  20. Он хорошо организован.
  21. Он заинтересован в фактах, а не в чувствах.
  22. Он кажется холодным.
  23. Он кажется стабильным.
  24. Он склонен вдаваться в тонкости.
  25. Он против авторитетов (иногда).
  26. Он разрывается между послушанием и открытым неповиновением.
  27. Обычно побеждает послушание.
  28. Но иногда побеждает неповиновение.
  29. Послушание приводит к раздражению.
  30. Неповиновение приводит к страху.
  31. Страхи заставляют проявиться чертам перфекциониста.
  32. Гнев и раздражение вызывают проявление противоположных черт.
  33. Одна из основных проблем – это открытый гнев.
  34. Маниакально обязательная личность проявляет множество противоположных черт: сознательность – пренебрежение, аккуратность – неопрятность.
  35. У него три центральные заботы: грязь (он очень чистоплотен); время (он очень пунктуален); деньги (он хочет чувствовать себя уверенно).
  36. Ему необходимо контролировать себя и окружающих, которые близки к нему.
  37. Ему нужна власть.
  38. Он чрезвычайно любит соревноваться.
  39. Он скрывает свои эмоции от других.
  40. Ум заменяет ему чувства (он слишком логичен).
  41. Одним из его способов защиты является изолированность от чувств.
  42. Другим его способом защиты является магическое мышление (он думает, что имеет больше власти, чем на самом деле).
  43. Ещё один способ защиты – это формирование реакции.
  44. Аннулирование – это следующий способ защиты.
  45. Он старается увлечь других в область теорий.
  46. Он боится тёплых чувств (в ранний период жизни они имели место во взаимоотношениях подчинения).
  47. Он откладывает удовольствия (подсознательное чувство вины).
  48. Он живёт будущим.
  49. В его сексуальной жизни мало разнообразия.
  50. Маниакально обязательной личности недостаёт непосредственности.
  51. Он чувствует себя очень неуверенно.
  52. Теологически он занимает экстремистскую позицию кальвинистов. Он жаждет контролировать неопределённый мир и избегает собственной ответственности.
  53. Он нуждается в уважении и чувстве безопасности.
  54. Он жаждет поддержки во взаимоотношениях.
  55. Но в то же время он боится таких взаимоотношений.
  56. Он очень нравственен.
  57. Он чувствует свою беспомощность.
  58. Он хочет ощущать себя всемогущим.
  59. Он подменяет истинное самообладание ощущением своего всемогущества.
  60. У него проблемы с обязательствами.
  61. Он боится потерять контроль.
  62. Он фокусируется на не относящихся к делу деталях.
  63. Он находит способ скрывать свой гнев, часто пожимая руки.
  64. У него жёсткое рукопожатие.
  65. Он ощущает своё бессилие.
  66. Он необычайно своеволен.
  67. Он избегает признавать свои неудачи.
  68. Он использует защитный механизм, чтобы контролировать вспышки агрессивности.
  69. Он избегает реальных конфликтов посредством навязчивых размышлений (т.е. он сосредотачивается на замещающем навязчивом размышлении).
  70. Маниакально обязательная личность очень упряма.
  71. Он бережлив (скуп на любовь и время).
  72. Он упорен.
  73. Он пунктуален.
  74. Он скромен.
  75. Он скуп.
  76. Он дисциплинирован.
  77. Он настойчив.
  78. Он во многом зависим.
  79. Он надёжен.
  80. У него слишком развито собственное “я”.
  81. Он чувствует себя комфортно только тогда, когда всё знает.
  82. Он настаивает на абсолютной истине во всём.
  83. Он преувеличивает собственные ожидания и ожидания других.
  84. Он выглядит сильным, решительным и уверенным, но таким не является. Он скорее неуверен, беспокоен и нерешителен. Он следует жёсткому правилу контролировать свою неуверенность.
  85. Он хочет выглядеть совершенным.
  86. Теологически он сомневается в своём спасении.
  87. Его ум преувеличивает силу собственного мышления (всеведение мыслей или поток сознания).
  88. Слова подменяют ответственные действия.
  89. Присутствует много сомнений из-за возможности ошибиться. Он боится быть настоящим неудачником.
  90. Он перепроверяет дверные запоры, чтобы чувствовать себя уверенно.
  91. Он осторожен в любовных взаимоотношениях, потому что любовь выливается в заботу о чувствах другого человека, которые не находятся под его контролем.
  92. Так как он поощряет сдержанность, то гнев проявляется легче, чем тёплые чувства.
  93. Он целеустремлён.
  94. Он предназначен для задач, которые требуют сильной сосредоточенности.
  95. Его родители обычно тоже были одержимыми и требовали абсолютной преданности.
  96. Его родители давали минимум любви.
  97. Когда он был ребёнком, он чувствовал, что его принимают только на определённых условиях.
  98. В его представлении всё разделено на чёрное и белое.
  99. Он стремится к сверхчеловеческим достижениям, чтобы преодолеть неуверенность в своём мире.
  100. Он презирает собственную нерешительность.
  101. Он имеет тенденцию реагировать на крайности.
  102. С его точки зрения принятие чьих-либо ограничений означает быть середнячком – презираемым.
  103. У него претенциозный взгляд на самого себя.
  104. Маниакально обязательная личность очень критична.
  105. Однако он не может выносить критику.
  106. Важны ритуалы.
  107. В его религиозной системе существуют ритуалы.
  108. С его точки зрения обязательства ставят его в зависимость и под контроль.
  109. Супружеские обязательства трудны. Предпочитается сосуществование.
  110. Он живёт будущим.
  111. Он делает запасы на будущее, которое никогда не наступает.
  112. Он не принимает в расчёт ограничения времени.
  113. Он отрицает смерть.
  114. Его настойчивое требование быть честным в браке приводит к тому, что временами он рассказывает обо всём.
  115. Ему трудно признаться в ошибках.
  116. Ухаживание временами характеризуется чрезвычайной осторожностью и сдержанностью.
  117. Он берёт на себя минимальные обязательства, однако требует в ответ максимальных обязательств во взаимоотношениях.
  118. Каждый партнёр в браке преследует свой собственный интерес.
  119. Близость ограничена.
  120. В браке он исполняет свои обязанности по минимуму.
  121. В браке ему необходимо по максимуму думать за супруга.
  122. Сексуальные взаимоотношения не являются непринуждёнными, но рутинными.
  123. Женщины перфекционистки имеют трудности с оргазмом.
  124. Мужчины – перфекционисты имеют проблемы с преждевременной эякуляцией. Это является результатом беспокойства, связанного со страхом потерять контроль.
  125. Если маниакально обязательные механизмы не работают, результатом становится депрессия.
  126. Теологически он фокусируется на наименее важных доктринальных вопросах.
  127. Он любит списки.
  128. Он законник по отношению к себе и к другим.
  129. Он хронически обеспокоен.
  130. У него три характеристики одержимости:

А. Поиск собственной выгоды

Б. Скупость

В. Педантичность

 Было бы уместно заключить эту главу кратким обсуждением чувства вины. Чувство вины является обычной причиной депрессии, потому что оно формирует скрытый гнев. Чувство вины и гнев связаны друг с другом. Подобно всем другим людям перфекционисты испытывают истинное чувство вины, когда они грешат, однако в дополнение к этому, они буквально переполнены ложным чувством вины (чувством вины за то, что в действительности не является нарушением Божьих законов). Между истинным и ложным чувством вины существует значительное различие.

  Фрейд, похоже, полагал, что любое чувство вины является ложным и что оно плохо само по себе. Большинство психиатров, у которых мы учились и с которыми работали, согласны с взглядом Фрейда на то, что в чувстве вины всегда есть нечто нездоровое. Мы с этим решительно не согласны. Истинное чувство вины, по нашему мнению, является безрадостным внутренним осознанием факта нарушения морального закона Бога. Оно возникает, когда нас осуждает Святой Дух. Чувство вины также является проявлением действия нашей собственной совести. Наша совесть – это то, что Фрейд назвал суперэго. Наша совесть сформирована под влиянием нашего окружения. Например, наши родители учили нас, что такое хорошо и что такое плохо (что в действительности не всегда является истиной). Наша церковь учила нас, что такое хорошо и что такое плохо, люди в нашей церкви действовали в соответствии с тем, что такое хорошо и что такое плохо. Важно было, что наши друзья считали плохим и хорошим, и что наши учителя представляли плохим и хорошим. Если мы изучали Библию, наша совесть формировалась также и под воздействием того, что говорит Библия о том, что такое хорошо и что такое плохо. Но даже в этом случае всё это было воспринято в пределах нашего собственного понимания, иногда неправильного. Невозможно найти двух человек с абсолютно одинаковой совестью. Святой Дух всегда прав, но наша совесть часто не права. Человек с незрелой совестью может поступать неправильно, не зная, что это неправильно. В этом случае совесть его не побеспокоит. В противоположность этому у человека, которого учили, что всё грех, может быть слишком чувствительная совесть. В этом случае его будет мучить совесть даже тогда, когда он не делает ничего плохого с точки зрения Самого Бога. Именно это мы называем ложным чувством вины; чувством вины за то, чего ни Бог, ни Его Слово не осуждают.

Истинное чувство вины полезно. Бог использует его, чтобы повлиять на нас и изменить наш взгляд на то, как мы поступаем. Именно это подразумевается под покаянием. Когда мы поступаем правильно вместо того, чтобы поступать неправильно, мы вступаем в дружеские взаимоотношения с Богом, да и сами себе нравимся гораздо больше. Наши плохие поступки понижают нашу собственную самооценку. Когда же мы поступаем правильно, наша самооценка резко повышается. Наш опыт в психиатрии показывает, что когда люди говорят нам, что чувствуют себя виноватыми, обычно это истинное чувство вины. Они чувствуют свою вину, потому что действительно виноваты. И исправление плохого поступка иногда является именно тем, что нужно для преодоления депрессии. Но к нам также приходили многие христиане, особенно из законнических церквей, чтобы рассказать о чувстве вины за поступки, которые Библия никоим образом не осуждает. Например, они чувствуют себя виновными в том, что испытывают искушения. Быть искушаемым – не значит согрешить. Только поддавшийся искушению человек совершает грех. Сам Христос был искушаем: “Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушён во всём, кроме греха” (Евреям 4:15).

Апостол Павел говорил о христианах, которые верили, что употреблять в пищу идоложертвенное мясо – грех (см. 1 Коринфянам 8). Во времена апостола Павла люди приносили в жертву животных в языческих храмах. Потом священники должны были разрезать мясо на куски и продать его, чтобы получить деньги на свои расходы. Они продавали мясо по более низким ценам, чем в ближайшей мясной лавке. В некоторых городах, в которых проповедовал Павел, христиане думали, что покупать такое мясо аморально, поскольку до этого оно предлагалось в жертву идолам. Можно понять, почему они так думали. И они достойны восхищения за желание поступать правильно в соответствии со своими убеждениями. Однако христиане в других городах думали, что покупать идоложертвенное мясо – совершенно нормально. Оно было намного дешевле, поэтому они могли потратить свои деньги с большей пользой, чем покупать более дорогое мясо в лавке. Апостол Павел сказал, что Сам Бог открыл ему, что христианин может есть идоложертвенное мясо. Бог открыл ему, что в этом нет ничего аморального. Однако Бог предостерёг Павла от демонстрации свой свободы христианам со сверхчувствительной совестью. Таким образом, если Павел посещал город, в котором христиане думали, что им нельзя есть идоложертвенное мясо, он его не ел. Это была дипломатия, а не лицемерие. И Павел делал это из любви и с пониманием. Он должен был рассказать людям нечто более важное, и поэтому не хотел, чтобы что-то несущественное повредило этому свидетельству. Приём в пищу идоложертвенного мяса мог оскорбить какую-то часть аудитории и отрицательно повлиять на эффективность его свидетельства. Павел знал, что если люди считают что-то неправильным, то даже весть непосредственно от Самого Бога не может изменить их мнение.

  Поль Турнье, врач-христианин из Швейцарии называет истинное чувство вины “настоящим чувством вины”, а ложное чувство вины “функциональным чувством вины”. Турнье пишет:

“Функциональное чувство вины” является результатом существующего общественного мнения, страхом перед “табу” или страхом потерять любовь окружающих. “Настоящее чувство вины” – это искреннее осознание нарушения подлинного стандарта; добровольное осуждение самого себя. С учётом такого предположения механизмы возникновения вины полностью противоположны: один вступает в действие под давлением общественного мнения, другой – на основании моральных убеждений….

“Ложное чувство” вины возникает под влиянием человеческих суждений и предположений. “Истинное чувство” вины возникает на основании Божественных суждений… Следовательно, настоящее чувство вины часто совершенно отличается от постоянно подавляющего нас чувства вины, вызванного страхом перед общественным осуждением и неодобрением людей. Мы освобождаемся от этих страхов настолько, насколько мы полагаемся на Бога.[v]

Др. О. Квентин Хайдер прослеживает истоки ложного чувства вины от самого детства:

Причины ложного чувства вины коренятся в детстве. Слишком суровая личность и слишком строгая совесть являются следствием слишком жёстких ожиданий или стандартов, установленными родителями. Например, родители, которые чрезмерно упрекают, обвиняют, осуждают своих детей, не отвечающих их ожиданиям, служат причиной того, что дети вырастают с искажёнными представлениями о том, что же такое – соответствующие стандарты. Не прощающие, чрезмерно строгие родители усугубляют чувство вины. Если любящие родители сопровождают наказание адекватными и соответствующими объяснениями, это снимает чувство вины. Некоторые родители слишком редко ободряют своих детей, хвалят, благодарят, поздравляют или выражают признательность. Вместо этого, они всегда чувствуют себя неудовлетворёнными. Каких бы успехов ребёнок ни достиг в школе, в играх, в спорте, во взаимоотношениях с окружающими, родители дают ему почувствовать, что они недовольны, потому что он не действовал ещё лучше. Ребёнок смотрит на себя, как на вечного неудачника, и его вынуждают чувствовать себя виновным в собственных неудачах. В своём юном возрасте он себе не представляет, какой вред наносят родители его будущей самооценке. Он растёт с убеждением, что всё, что не является совершенством – это неудача. И как бы сильно он ни старался, даже достигнув максимума своих возможностей, он вырастает с чувством вины и собственной неполноценности.

Когда он становится взрослым, то страдает от невроза или от ложного чувства вины, низкой самооценки, чувства неуверенности и самоуничижительного пессимистического взгляда на все свои стремления и амбиции. Тогда он обвиняет себя, что ведёт к раздражению против самого себя. Он старается наказать себя, потому что чувствует свою никчемность. Его неудачи заслуживают осуждения и наказания. Это наказание, отчасти гнев, отчасти враждебность, неизбежно ведут к депрессии, а также служат причиной психосоматических жалоб и неадекватных действий.[vi]

 Хайдер пишет, что единственный способ справиться с ложным чувством вины – это понять его и оценить, чем же в действительности оно является. Чувства горечи и гордости следует отделить от того, что пациент интерпретирует как чувство вины. Пациент должен понять, что он не имеет права осуждать самого себя. Только у Бога есть такое право, и христиане должны признать это. Затем пациенту нужно поставить перед собой новые реально достижимые цели и не сравнивать себя больше с теми, кто более одарён в каких-то особых областях. Вместо этого ему следует сравнивать свои достижения с тем, чего, как он уверен, Бог ожидает от него. Бог не ожидает ни от нас, ни от наших детей, что мы будем безгрешны и совершенны в этой жизни. Но Он хочет, чтобы мы искали Его воли в своей жизни настолько прилежно, насколько позволяют нам наши способности.

Апостол Павел сравнивает вхождение в христианскую жизнь с вхождением в субботний покой (см. Евреям 4:1-9). Бог хочет, чтобы мы нашли отдых в Нём, в Его силе. Мартин Лютер многие годы сражался с законническими ожиданиями своей религии, пока наконец не понял, что “праведный верою жив будет” (Римлянам 1:17), и “что человек оправдывается верою, независимо от дел закона” (Римлянам 3:28). И потом он поверил, что его спасёт Божья благодать, а не его собственные добрые дела. В 1529 году Лютер написал знаменитый гимн “Наш Бог – могущественная крепость”. В нём Лютер выразил свою признательность Богу за то, что Он всемогущ, и что мы можем доверить Ему сражаться за нас и выигрывать наши сражения, больше полагаясь на Его силу, чем на свою собственную. Во втором стихе этого гимна Лютер ссылается на имя Бога, используемое в Ветхом Завете: Господь Саваоф, что по-еврейски означает “Господь множеств” и подразумевает Божье всемогущество. Давайте посмотрим на этот второй стих:

  Если бы мы были уверены в нашей собственной силе,

  Мы проиграли бы наше сражение;

  Но на нашей стороне был Праведник,

  Человек, избранный Самим Богом.

  Спросите, Кто бы это мог быть?

  Иисус Христос – это Он;

  Его имя – Господь Саваоф,

  Из века в век всё Тот же

  И Он должен выиграть битву.

 Некоторые христиане представляют себе Бога в образе придирчивого старика с бичом в руках, который только и ожидает момента, чтобы хлестнуть нас за нарушение одного из Его жёстких правил. Но библейский Бог совсем не таков. Бог – это совершенная любовь и совершенная справедливость. Бог создавал правила вовсе не для того, чтобы иметь повод побить нас за нарушение одного из них. Бог дал нам законы, исполняя которые мы можем радоваться полноценной жизни и плодам Духа. Бог установил законы, как для человека, так и для естественной природы. Если мы не будем жить согласно Божьим законам, то будем страдать от естественных последствий их нарушения. Грех – это нарушение тех законов или принципов, которые установил Бог (см. 1 Иоанна 3:4). Каждый из нас неоднократно грешил. Павел пишет, что: “все согрешили и лишены славы Божьей” (Римлянам 3:23). Библия говорит нам, что окончательным воздаянием за эти грехи является вечная смерть в аду, но что, пребывая в совершенной любви и благодати, Бог предлагает нам в дар  вечную жизнь и прощение всех наших грехов – прошлых, настоящих и будущих (см. Иоанн 1:12; 3:16; Римлянам 6:23; 10:13; Ефесянам 2:8, 9).

Когда человек становится христианином, он – новое творение. Павел говорит нам: “Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь всё новое” (2 Коринфянам 5:17). Однако это не означает, что он достиг безгрешного совершенства. Далеко не так. Христианин растёт и его жизнь освящается, то есть происходит процесс постепенного приобретения всё большего сходства с Христом. И также как новорождённый младенец нуждается в молоке, так и духовному младенцу – новому христианину – нужно много духовного молока. Апостол Пётр сказал: “Как новорождённые младенцы, возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение” (1 Петра 2:2). “Словесное молоко”, конечно, означает Божье Слово – Библию. Для духовного и эмоционального роста необходимо ежедневно посвящать особое время общению с Богом. Нет причин, препятствующих тому, чтобы с самого раннего возраста не начать читать с детьми Библию. Для двухлетних детей попробуйте использовать иллюстрированную детскую Библию, а с четырёхлетними детьми заучивайте короткие стихи из Библии. Вспомните учеников Христа, готовых прогнать детей прочь, чтобы они Его не беспокоили. Христос сказал Своим ученикам: “…пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царство Божие” (Марк 10:14). Потом Христос объяснил Своим ученикам, что для того, чтобы стать частью Божьего царства, взрослые должны принять Его с простой верой маленького ребёнка. Таким образом, мы можем быть уверены, что Бог желает пребывать в общении с нашими детьми, и что их размышления о Боге и Его Слове впоследствии помогут им преодолеть искушения. Посвящение особого времени общению с Богом особенно важно в трудный четырёхлетний период от двенадцати до шестнадцати лет, когда мальчики и девочки превращаются в мужчин и женщин, что сопровождается гормональными изменениями, порывами и страстями, чувствами вины и собственной неполноценности.

Апостол Павел сказал: “Вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст облегчение, так, чтобы вы могли перенести” (1 Коринфянам 10:13). Этот стих может стать необычайно полезным для вашего подростка. Павел также сказал: “Бог мой да восполнит всякую нужду вашу, по богатству Своему в славе, Христом Иисусом” (Филиппийцам 4:19). У человеческого тела, души и духа – множество потребностей. Сатана обычно искушает нас через наши естественные физические и эмоциональные потребности. Эти потребности включают в себя воздух, пищу, воду, возбуждение, секс, любовь, самооценку, силу, агрессию, удобство, безопасность и освобождение от физического напряжения. Многих христиан неправильно учили, что жить христианской жизнью – значит отречься от многих из этих естественных потребностей. Бог может призвать христианина отречься от некоторых своих желаний, однако Он обещал обеспечить все наши нужды. В этом разница. Неудивительно, что многие боятся становиться христианами. Им говорили, что для того, чтобы стать христианином, нужно отречься от многих естественных потребностей. Какая глупость! Бог Сам заложил в нас эти потребности. Мы можем использовать все наши потребности, заложенные в нас, во славу Его. Он обещал нам, как написано в Послании Филиппийцам 4:19, что Он не отвергнет, а обеспечит наши нужды. Но Он хочет обеспечить наши нужды в согласии со Своей волей и Своими принципами любви. Сатана хочет обеспечить эти же самые нужды по-своему, в согласии со своими законами эгоизма, жадности и ненависти. Наши потребности не являются искушениями. Однако естественная человеческая склонность состоит в том, чтобы удовлетворить свои нужды сатанинским способом. Необходимо родиться заново и получить духовное видение, чтобы понять, как мы можем удовлетворить наши естественные потребности в согласии с Божьей волей и получить при этом гораздо больше радости и удовлетворения.

Примечания:

[1] От английского слова perfect – безупречный, безукоризненный, достигший совершенства (прим. перев.).

[i] Отто Феникел, Психоаналитическая теория невроза (Нью-Йорк: В.В.Нортон, 1945); Л. Зальцман, Одержимая личность (Нью-Йорк: Сайенс Хаус, 1968), с. 3-14; Роджер А. МакКиннон и Роберт Майклз, Психиатрические беседы в клинической практике (Филадельфия: В.Б. Сондерс, 1971), с. 89-97; Альфред М. Фридман и др. Современный краткий обзор психиатрии (Балтимор: Уильямс и Уилкинс, 1972), с. 208; Филип Соломон и Вернон Д. Патч, Справочник по психиатрии, третье издание (Ландж Медикал Пабликейшнз, 1974), с. 234; Мерилл Т. Итон, Мл. и  Маргарет Г. Петерсон, Психиатрия (Нью-Йорк: Медикал Икзаминанейшн Паблишинг Ко., 1969), с. 127-130; Лоуренс С. Колб, Современная клиническая психиатрия (Филадельфия: В.Б. Сондерс, 1973), с. 91.

[ii] Руководство по диагностике и статистике душевного здоровья, второе издание (Вашингтон, ДК: Американская психиатрическая ассоциация, 1968).

[iii] Там же.

[iv] Пол Л.Адамс, “Семейные характеристики одержимых детей”, Американский журнал психиатрии 128 (май 1972): 1414-17.

[v] Поль Турнье, Врачебное собрание историй болезней в свете Библии (Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1960).

[vi] О. Квентин Хайдер, Христианское руководство по психиатрии (Олд Таппан, НД: Флеминг Г. Ревелл, 1971).

Читать дальше

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.