Глава 14. В каких случаях показаны медикаментозное лечение и госпитализация?

Следует ли для лечения использовать антидепрессанты? Есть такие христиане, которые ответили бы: “Нет”. Они сказали бы, что полагаться на медикаменты вообще не духовно, поскольку мы должны полностью полагаться на Господа. В прошлом веке некоторые христиане думали, что носить очки или как они говорили “дьявольские глаза” – это грех. Они приводили такой довод: “Если бы Бог хотел, чтобы вы были способны видеть, Он дал бы вам хорошее зрение”. Уже после открытия пенициллина многие христиане умерли от пневмонии, потому что хотели доверять только Богу, а не лекарствам. Мы знали нескольких христиан, умерших за прошедшие несколько лет, потому что отказались оперировать рак. Вместо этого они верили некоторым фанатичным проповедникам, которые убеждали их, что они будут исцелены чудесным образом. Президент студенческого общества одного известного университета умер от рака в 1977 году после того, как старался лично убедить власти своего штата разрешить использование латрила – весьма сомнительного препарата, которому он приписывал свое собственное “исцеление”.

Техническая мысль человечества прошла долгий путь; человек даже прогулялся по поверхности Луны. Но в том, что касается здравого смысла, независимо от нашего вероисповедания, мы совсем недалеко ушли от средневековья.

Христос Сам говорил, что больные нуждаются во враче. Лука, написавший большую, чем даже апостол Павел часть Нового Завета (включая Деяния Апостолов), был врачом. Можно ли оправдать настойчивое требование христиан двадцатого века, чтобы Бог исцелял их чудесным образом или не исцелял вообще на основании того, что Он использовал многочисленные чудеса в ранней церкви, чтобы доказать истинность христианства (пока не было завершено написание Нового Завета)? Нужно обладать большими претензиями, чтобы требовать сверхъестественного исцеления. Бог, безусловно, и сейчас в некоторых случаях исцеляет людей сверхъестественным образом, однако для исцеления подавляющего большинства христиан Он предлагает здравое использование медицинских технологий и лекарственных средств. Зачем Ему было давать человеку мозг, если Он не ожидал, что люди будут им пользоваться? Должны ли христиане, больные диабетом и ежедневно нуждающиеся в инсулине, использовать его? Или для того, чтобы продемонстрировать своё мужество и сверхдуховность, они должны отказаться от инсулина и в течение двух дней умереть от диабетической комы? Итак, нам остаётся только сказать, что если вы хотите, то можете умирать ради своей сверхдуховности, однако мы выбираем жизнь. Мы выбираем жизнь для Христа, а также выбираем веру в то, что Он хочет, чтобы мы пользовались здравым смыслом, который Он нам дал. Мы также делаем выбор в пользу счастья, а не в пользу депрессии.

Следует ли вообще использовать антидепрессанты для лечения? Конечно да, но при соответствующих показаниях.[1]  Когда к нам приходит пациент в состоянии клинической депрессии, страдающий бессонницей и одержимый идеей самоубийства, у нас есть три способа ему помочь. Мы можем еженедельно проводить сеансы психотерапии без использования лекарств, и тогда он сможет преодолеть клиническую депрессию в течение шести – двенадцати месяцев (это в среднем, и при условии, что он не совершит самоубийства в первые два месяца лечения, когда будет продолжать страдать от бессонницы и жестокой эмоциональной боли). Второй возможностью для этого же самого пациента может быть еженедельная психотерапия в сочетании с приёмом антидепрессантов. В этом случае, он, возможно, полностью преодолеет депрессию в период от трёх до шести месяцев. У него наладится сон и он почувствует улучшение уже после десяти дней приёма антидепрессантов, что снизит риск самоубийства. И третьей возможностью для этого пациента было бы психиатрическое отделение общей больницы, где бы он ежедневно присутствовал на сеансах психотерапии и принимал соответствующие лекарства. Через неделю он почувствовал бы улучшение и смог бы полностью справиться с депрессией за период времени от трёх до шести недель. В последующие месяц или два ему потребовались бы лишь амбулаторные сеансы психотерапии. Какая из возможностей является самой духовной, если у пациента дома четверо детей, и они месяцами страдают от его депрессии? Какая из возможностей является самой духовной, если самоубийство становится совершенно реальным, а значит реальной становится ситуация, когда дети останутся без отца (или матери) с глубокими эмоциональными травмами?

Наше предложение таково, что если есть риск самоубийства, или пациент близок к тому, чтобы потерять связь с реальностью (депрессивный психоз), тогда необходима госпитализация. Зачем пускать человеческую жизнь на волю случая? Если человек страдает от такой сильной депрессии, что нарушены все его функции, и существует риск самоубийства, или он находится на грани разрыва связи с реальностью, тогда наилучшим выходом является амбулаторная психотерапия в сочетании с медикаментами. Зачем пациенту проводить дополнительно от трёх до шести месяцев в состоянии депрессии только для того, чтобы он мог похвалиться тем, что обошёлся без лекарств? При умеренной депрессии лучше не использовать медикаменты, поскольку они дороги и обладают незначительными временными побочными эффектами, такими как сухость во рту и замедленная реакция при вождении автомобиля.

Преимущества госпитализации для лечения глубокой депрессии можно суммировать следующим образом:

  1. Пациент проходит курс интенсивной психотерапии
  2. Можно быстро подобрать лекарства.
  3. Пациент покидает беспокойное окружение и попадает в спокойную обстановку.
  4. Больничные меры предосторожности защищают его от попыток самоубийства.
  5. В больнице дружелюбная атмосфера поддержки и помощи.
  6. Источником ободрения является знакомство с другими людьми, пережившими депрессию и идущими на поправку.
  7. Быстрее проходят симптомы депрессии и эмоциональная боль.
  8. Опытные медсёстры и другой персонал ассистируют врачам-психиатрам при консультировании и помогают пациентам понять происходящее
  9. Медсестры ежедневно наблюдают за поведением пациентов и сообщают эту информацию психиатрам, которые могут использовать ее для того, чтобы пациенты поняли происходящее.
  10. Госпитализация обычно обходится пациенту дешевле (в долговременной перспективе), чем продолжительная амбулаторная психотерапия, поскольку она обычно оплачивается из страховки. К тому же пациент зачастую гораздо быстрее может вернуться к полноценной работе

 Недостатками госпитализации являются:

  1. Некоторые зависимые пациенты стараются избежать ответственности, подстраиваясь к больнице и симулируя симптомы депрессии, когда психиатр находится рядом.
  2. Пребывание в психиатрическом отделении налагает определённое социальное клеймо, особенно в представлении низшего класса и низшей части среднего класса. Оно может препятствовать некоторым продвижениям по службе и даже стать преградой для найма на некоторые виды работ.
  3. Когда пациента отпускают через три-шесть недель госпитализации, он (или она) счастлив и полон энтузиазма. Преодолев груз депрессии, он обнаруживает, что друзья не решаются расспросить его о пребывании в больнице, боясь причинить ему боль. Пациент может подумать, что его отвергли, даже если это и не так.
  4. Без страховки госпитализация обходится очень дорого. В среднем полная её стоимость в 1978 году составляла около 1000 долларов в неделю. Но даже при наличии страховки не этично пополнять больничные счета, если к этому не вынуждает крайняя необходимость.

 Мы никогда не используем такие методы лечения, как инсулиновая кома или электрошок, потому что существует потенциальный риск для пациента и потому что эти меры во многих случаях приносят только временное облегчение. С помощью шоковой терапии можно вылечить от депрессии, однако, она не научит пациента тому, как предотвратить новый случай депрессии. Некоторые психиатры-христиане используют шоковую терапию для лечения пациентов, склонных к самоубийству, а также пациентов, невосприимчивых к действию антидепрессантов, лечение которыми не даёт видимых результатов. Шоковую терапию они обычно завершают амбулаторным курсом психотерапии.

Мы также не верим в полезность наркотических препаратов. Трициклические антидепрессанты, такие как тофранил, элавил и синекван, не вызывают наркотической зависимости. Их принимают дозами по 150 мг на ночь ежедневно обычно от трёх до шести месяцев. После этого, если конфликт разрешён, и уровень норэпинефрина у пациента восстановлен до нормы, он может прекратить приём антидепрессантов и чувствовать себя таким же счастливым, как и во время приёма медикаментов.

Можно было бы здесь обсудить и многие другие темы, связанные с лекарствами и методами лечения. Однако мы поместили обсуждение более профессиональных вопросов в Приложение 3.

Примечание:

[1] Мерилл Т. Итон, Мл. и  Маргарет Г. Петерсон, Психиатрия (Нью-Йорк: Медикал Икзаминанейшн Паблишинг Ко., 1969), с. 431-438; Альфред М. Фридман и др. Современный краткий обзор психиатрии (Балтимор: Уильямс и Уилкинс, 1972), с. 27-29; Филип Соломон и Вернон Д. Патч, Справочник по психиатрии, третье издание (Ландж Медикал Пабликейшнз, 1974), с. 451-461; Руководство врача по депрессии (Факультет психиатрии при Университете Пенсильвании, согласовано с Издательством по науке и медицине, 1977); Анналы психиатрии, том 6, № 11 (нояб. 1976 – USV Pharmaceutical Mfg. Corp.); Аарон Т. Бек, Депрессия: Причины и лечение (Филадельфия: Юниверсити оф Пеннсильвания Пресс, 1975); “Лечение психотропными препаратами”, Аудио-Дайджест Фаундейшн, Психиатрия, том 4, № 19 (13 октября 1975); “Управление устойчивой к лечению депрессией”, Аудио-Дайджест Фаундейшн, Психиатрия, том 5, № 18 (20 сентября 1976); “Биологические аспекты в психиатрии”, Аудио-Дайджест Фаундейшн, Психиатрия, том 6, № 1 (10 января 1977); Джон М. Дэвис, Депрессия: Практический подход (Нью-Йорк: Медком, 1974); “Модели эмоциональных расстройств”, Нейропсихофармакология, № 6 (1977); Стивен Секунда, “Клиническое использование ингибиторов монамин оксидазы”, Серия еженедельных психиатрических обозрений № 11 (Биомедиа, 1976); Роберт О. Фридел и Роберт Дж. Бельски, “Предсказание реакции на лечение антидепрессантами”, Серия еженедельных психиатрических обозрений № 12 (Биомедиа, 1977); “Депрессия”, Анналы психиатрии, том 3, № 2 (февр. 1973); Неврофармакология депрессии (Цинциннати: Меррелл-Национальные лаборатории, 1977); Джеймс В. Маас, “Биогенные амины и депрессия”, Архивы общей психиатрии, том 32 (нояб. 1975); Mandates Depression (Нью-Йорк: Медком, 1975); Росс Дж. Бальдессарини, Обоснование аминной гипотезы в эмоциональных расстройствах: Критическая оценка (Американская Медицинская Ассоциация, 1977); Фрэнк Делеон-Джоунс и др., Подгруппы эмоциональных расстройств и выделение ими метаболитов катехоламина” (Американский журнал Ассоциации психиатрии, 1975); “Эмоциональные проблемы и психофармакология”, Аудио-Дайджест Фаундейшн, Семейная практика, том 25, № 29 (1 августа 1977); Карл Малкуист, “Детская депрессия”, Серия еженедельных психиатрических обозрений № 36 (Биомедиа, 1977); Уильям Занг, “Фармакология нарушенного сна”, Журнал Американской Медицинской Ассоциации 211 (2 марта 1970).

 Читать дальше

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.