Глава 6. Насколько глубоки корни депрессии?

Корни депрессии уходят глубоко.[1] Скорее всего, человек, впервые переживающий клиническую депрессию в сорок лет, положил её начало в четырёхлетнем возрасте. Некоторые современные авторы, особенно непрофессионалы, описывают депрессию очень упрощённо, как будто путь к ней был таким же простым, как раз-два-три. Так, например, любая попытка описать один единственный “депрессивный тип личности” является наивной и ошибочной. Психиатрические исследования описывают, по крайней мере, десять основных типов личности с сотнями комбинаций различных типов личности или моделей поведения. Все типы личности время от времени переживают депрессию, хотя некоторые из них особенно склонны к депрессии.

Человеческий мозг во многом похож на компьютер. В одной из своих первых книг (“Христианское воспитание детей и развитие личности“, Бейкер Бук Хаус, 1977) доктор Мейер суммировал несколько сот исследовательских статей по развитию личности, чтобы показать, что около 85 процентов моделей нашего поведения во взрослом состоянии прочно сформировались к шестилетнему возрасту. В эти определяющие первые шесть лет нашей жизни мы копируем модели поведения наших родителей, особенно родителя того же пола. Мы научились автоматически делать то, что делали они. Если они подавляли свой гнев, мы тоже склонны подавлять свой гнев. Если они пользовались физическим заболеванием или депрессией, чтобы вызвать к себе симпатию, тогда, скорее всего, мы поступаем точно так же. К тому же наши родители сознательно или подсознательно поощряли или наказывали нас за те или иные поступки в течение этих решающих шести лет. Они пытались формировать нас согласно своим идеалам, часто с добрыми намерениями, но неподходящими методами. Большинство двух- или трёхлетних детей очень часто испытывают чувство гнева. Когда они сердятся, они знают об этом и выражают свой гнев иногда подходящим, а иногда и неподходящим способом. Когда наши дети сердятся на нас, мы поощряем их выражать свой гнев в уважительной форме. Фактически мы даже благодарим их, когда они так делают. Но если они выражают свой гнев пинками, мы их шлёпаем. Однако многие родители не поощряют своих маленьких детей проявлять свой гнев даже подходящим способом. В действительности некоторые родители наказывают своих детей за нормальное проявление гнева.

Можете ли вы припомнить, чтобы ребёнок когда-нибудь говорил своему отцу: “Папа, сейчас я страшно сердит на тебе. Не могли бы мы поговорить об этом?” Вместо этого многие из вас, возможно, научились бояться своего гнева, потому что узнали, что проявление гнева вызовет либо непонимание, либо приведёт к наказанию. И, в конце концов, вы научились обманывать себя, утешаясь мыслью, что в действительности вы совсем не рассердились. Вы научились подавлять свой гнев, вымещая его на собаке или братьях и сёстрах.

И вот через тридцать пять лет вас обходят в заслуженном продвижении по службе. Вы испытываете естественное чувство гнева, но при этом даже не подозреваете о нём, потому что научились подавлять подобные чувства в трёхлетнем возрасте. Несколько ночей подряд вы подсознательно сохраняете недовольство на своих начальников. Запасы серотонина и норэпинефрина в вашем мозге постепенно истощаются. У вас развивается бессонница, усталость, потеря аппетита и многие другие физиологические спутники депрессии. Вы рассказываете обо всём этом своему семейному врачу, и он говорит вам, что вы в депрессии и испытываете подавленное чувство гнева. И хотя он абсолютно прав, вы думаете, что он не знает, о чём говорит. “Я? Сердит? С какой стати! Я не сердился с трёх лет!” Когда он посылает вас к психиатру, вы сердитесь, и при этом называете свой гнев “разочарованием”. Вы хорошо платите своему врачу, для того чтобы он сказал вам, что у вас гипогликемия или проблемы со щитовидной железой, но вместо этого он позорит вас измышлениями  о депрессии. Как он смеет!

Через месяц вам становится гораздо хуже. Вы уже побывали у трёх специалистов, которые не могут определить, что же не так с вашим  здоровьем, и вы приходите к выводу, что все врачи некомпетентны. Наконец, вы находите некоего шарлатана, диетолога или знахаря, который говорит вам то, что вы хотите услышать. В течение нескольких дней вы чувствуете облегчение, но симптомы остаются. Теперь вы уже готовы покончить жизнь самоубийством, и при этом сами не знаете почему. Как и большинство людей, вы не хотите брать на себя ответственность за свои собственные чувства и предполагаете, что во всём виноват (виновата) ваш супруг (супруга) и рассматриваете возможность развода. Такое “решение проблем” всё чаще встречается в современной Америке.

Вы подавляете свою гордость, гордость представителя среднего класса (высший класс любит консультироваться с психиатрами), и как в последнее прибежище идёте к психиатру. Он прописывает вам антидепрессанты и проводит с вами еженедельную психотерапию. Он заставляет вас соприкоснуться с вашим гневом, выразить его словами и разрешить его. Через три – шесть месяцев вы прекращаете принимать антидепрессанты и уже без них чувствуете себя прекрасно. Теперь вы научились распознавать свой гнев и то, как следует с ним обращаться. Вы знали об этом, когда вам было три года, однако ваши родители научили вас подавлять свой гнев. Возможно, вы выросли в законнической церкви, в которой учили, что любой гнев является грехом. Такому научены тысячи людей, и потрясающее число христиан этому верит. И всё это происходит, несмотря на тот факт, что Слово Божье говорит нам: “Гневаясь, не согрешайте” (Ефесянам 4:26).[*] Греческое слово, переведённое как “гневаясь” является командой (оно написано в повелительном наклонении). Этот же стих далее предупреждает нас, чтобы солнце не заходило во гневе нашем! Мы должны избавиться от внутреннего недовольства до отхода ко сну. Если бы все христиане жили в согласии с этим стихом Писания, позволяя себе гневаться, и мудро избавляться от недовольства до отхода ко сну, тогда ни у одного из них не было бы клинической депрессии. Мы знаем, что Христос не грешил, но иногда Он сильно гневался. Например, Он кнутом изгнал “религиозных” менял из храма, потому что был разгневан на них.

Конечно, гнев может быть необоснованным. Такой гнев часто возникает вследствие незрелости. И возможно то, как человек справляется со своим гневом, гораздо важнее того, гневается ли человек или нет. Этот вопрос будет обсуждаться в следующих главах. По мере того, как человек возрастает во Христе, гнев, являющийся следствием незрелости, будет возникать всё реже и проявляться слабее.

Многие из нас научились неправильным подходам в обращении со своими эмоциями в свои первые шесть лет жизни, когда осваивали большую часть наших взрослых моделей поведения. Но Бог дал нам свободную волю и Свою силу, для того, чтобы мы всё смогли (Фил. 4:13), включая изменение неправильного “программирования” нашего мозгового компьютера. Корни почти каждой депрессии лежат в подавленном чувстве гнева либо по отношению к себе (реальная или надуманная вина), либо по отношению к другим (накапливание недовольства). Такое недовольство обычно является подсознательным (то есть мы не осознаём его), потому что нам либо стыдно, либо страшно признаться в нём самим себе. Для того чтобы не думать о том, как мы относимся к своему греху (сохранять в себе недовольство после захода солнца, а иногда целые месяцы и даже годы – это грех), мы ищем удобные объяснения симптомов нашей депрессии. Каждые несколько лет в нашем обществе становятся популярными новые объяснения, обычно принимаемые большинством людей. Оправдания, которые часто использовались в прошлом, включают в себя эндокринные нарушения, гипогликемию, пищевую аллергию, нарушения вестибулярного аппарата, и (совсем недавно) неверный выбор супруга, при котором развод рассматривается, как средство от депрессии. Вне всяких сомнений, корни депрессии уходят глубоко.

Примечания

[*] “Гневайтесь и не грешите…” – Новый завет, перевод под ред. еп. Кассиана, Москва, 1997 – прим. перев.

[1] Шеннон и Бакус, “Психодинамика депрессии”, Журнал Медицинского общества Арканзаса, декабрь 1973; Филип Соломон и Вернон Д. Патч, Справочник по психиатрии, третье издание (Ландж Медикал Пабликейшнз, 1974), с. 57-62; Альфред М. Фридман и др. Современный краткий обзор психиатрии (Балтимор: Уильямс и Уилкинс, 1972), с. 253; Отто Феникел, Психоаналитическая теория невроза (Нью-Йорк: В.В.Нортон, 1945); Л. Зальцман, Одержимая личность (Нью-Йорк: Сайенс Хаус, 1968), с. 107-127; Роджер А. МакКиннон и Роберт Майклз, Психиатрические беседы в клинической практике (Филадельфия: В.Б. Сондерс, 1971); Силвано Ариэти и др., Американский справочник по психиатрии, второе издание (Нью-Йорк: Бейсик Букс, 1974), с. 57-62; Карл Малкуист, “Детская депрессия”, Серия еженедельных психиатрических обозрений № 36 (Биомедиа, 1977); Мерилл Т. Итон, Мл. и  Маргарет Г. Петерсон, Психиатрия (Нью-Йорк: Медикал Икзаминанейшн Паблишинг Ко., 1969), с. 168, 199-209; Лоуренс С. Колб, Современная клиническая психиатрия (Филадельфия: В.Б. Сондерс, 1973), с. 535-538.

 Читать дальше

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.