Глава четвёртая книги «Но и тогда я буду уповать на Него»

ЧТО БОГ ДОПУСКАЕТ В ПАДШЕМ МИРЕ?

ИСТОРИЯ БОГА, САТАНЫ И ИОВА

История

Недалеко от Едома в земле Уз жил человек по имени Иов. Он был предан своему Богу и вёл безупречный образ жизни. Бог благословил его детьми и богатством, здоровьем и процветанием. Иов был другом Бога. Каждое его начинание становилось благословением для него. Бог хранил Иова.

Иов был уважаемым лидером в обществе и занимал почётное место у городских ворот среди старейшин. При его появлении молодые люди уступали ему место. Даже старики вставали, когда он входил в помещение. В присутствии Иова начальники слушали, а не говорили.

Иов был известен как защитник угнетённых. Он ограждал бедных от несправедливости. Он становился на сторону чужестранца. Он помогал сиротам. Умирающий муж благословлял Иова, зная, что тот позаботится о его вдове. Иов приносил радость в жизнь угнетённых и немощных. Он представлял их интересы у городских ворот. Он ратовал за праведность и справедливость в городе. Прямо из пасти порочных людей он выхватывал их жертвы. Одним словом Иов был олицетворением справедливого руководителя и мудрого советника с сострадательным сердцем.

Однако настал день, когда Божьи благословения прекратились. Божьей защите пришёл конец. Всё, к чему Иов прикасался, превращалось в прах. В один день Иов потерял всё своё богатство и всех своих детей. Савеяне убили его слуг и угнали пятьсот быков и пятьсот ослов. Убив пастухов, халдеи украли три тысячи верблюдов. Божий огонь уничтожил семь тысяч овец вместе с присматривавшими за ними людьми. Сильный ветер обрушил дом, в котором пировали его дети, и все они погибли. В один день на смену Божьим благословениям пришли бедствия. В течение нескольких часов Бог благословляющий превратился в Бога атакующего. Его атака распространилась и на самого Иова, тело которого покрылось язвами. Сидя на куче мусора, Иов глиняным черепком расчёсывал зудящие язвы. Бог обрушился на Иова с такой жестокостью и безжалостностью, которой заслуживали только очень плохие люди.

И вот общество уже сторонится Иова. Дети насмехаются над ним. Они плюют ему в лицо. Его имя стало символом бесчестья и Божьего неудовольствия. Наиболее близкие и любимые друзья обратились против него. Гости, которых он когда-то угощал, сейчас относятся к нему как к чужаку. Общество, в своё время прибегавшее к нему за помощью и советом, сейчас держится от него на расстоянии. Люди игнорируют его. Теперь Иов сам становится одним из униженных и оскорблённых, настоящим изгоем общества. Оно полностью отказало ему в почёте.

Даже члены семьи обходят Иова стороной. Жена Иова потрясена его состоянием. Она подталкивает Иова к тому, чтобы он проклял Бога и умер, и этим прекратил бы свои страдания, побудив Бога завершить начатое дело. Даже она не хочет подойти к нему достаточно близко, чтобы его дыхание не коснулось её. Оставшиеся слуги не желают подойти к нему, когда он зовёт и даже когда умоляет их.

Иов одинок. Всё что у него осталось – это покрытая язвами кожа да кости. Он не способен ни на что, кроме вопросов, стенания и поклонения Богу. Отвергнутый всеми, он сидит на куче мусора.

Почему? Что произошло? Тот, кто однажды был благословлён, проклят в один день. Тот, кто получил от Бога так много доброго, сейчас изнывает под грудой проблем, исходящих от Того же Самого Бога. Как мог тот, кто так достойно отражал образ Божий – и не было другого такого же – стать объектом атаки Того, чей образ он отражал? Почему? Что произошло?

Изложение Книги Иова 1-2, 19, 29-30.

Рассказчик вышеприведённой истории излагает её с точки зрения земной, горизонтальной перспективы. Она передана таким образом, как если бы рассказчик был очевидцем события. Общество, семья Иова и он сам видят всё с земной точки зрения. Они могут смотреть на факты «снизу» или «из-под солнца» (Екклесиаст). Им не дано заглянуть за горизонт. По-видимому, Иов был праведным человеком, которого Бог однажды благословил, а сейчас проклинает. И теперь как общество, так и семья должны с уважением отнестись к Божьему проклятию – они должны держаться подальше от того, кто настолько не угодил Богу, что на него обрушились такие катастрофические бедствия. Иов подвергся остракизму и отделён от общества. Бог проклял его. Он совсем не такой праведный, каким казался.

Однако сидя на куче мусора, Иов думает совсем не об этом. Он знает, что честен. Он знает, что не утаивает никакого великого греха. Он знает, что его сердце предано Богу. И, тем не менее, он понимает, что все его проблемы от Бога. На его вопросы нет очевидных ответов, однако, он определённо отвергает выводы, сделанные окружающими людьми. Иов подвергся нападению, но он не верит, что это наказание за какой-то скрытый грех. Трудности к Иову пришли от Бога, и, тем не менее, он продолжает поклоняться Ему. Иов не знает о причине своих проблем, однако, совершенно очевидно, что он не отвергнет своего Бога. Он не проклянёт Бога, хотя кажется, что Бог проклял его.

Как общество, так и сам Иов в неведении. Никто не знает причины его трудностей. Однако читателей книги, как ни у кого есть возможность понять перспективу. Эту перспективу обеспечивает пролог (Иов 1-2). Он предоставляет читателям небесную точку зрения. Это выглядит так, как если бы читатели сверху спокойно наблюдали за всеми событиями. Читатели знают всё, что касается текста – у них исчерпывающая информация. Интрига была разъяснена им до того, как они увидели саму пьесу. Хотя участники пьесы не знают о фабуле драмы и о её конечном результате, читатели видят всё с самого начала и до конца в прологе (Иов 1-2) и эпилоге (Иов 42). Таким образом, читатели имеют определённое преимущество перед участниками истории. Они смотрят с небесной перспективы, чего не может сделать ни один из участников. Пролог и эпилог обеспечивают фундамент для понимания книги. Они являются линзами, через которые мы читаем последующий диалог и с помощью которых постигаем значение страданий Иова.

 Страдания Иова

Повествование, начинающее эту главу, предлагает всего лишь отчёт «снизу» – с точки зрения земной перспективы. Однако пролог предоставляет нам возможность взглянуть на всё «сверху» – с точки зрения небесной перспективы. События, разворачивающиеся на небесной сцене, известны только читателю. Иов в неведении.

И всё же, неведение Иова – это и наше неведение. Хотя читатели понимают, что происходит нечто большее, чем просто рядовой случай страдания хорошего человека по имени Иов, но, тем не менее, когда мы (читатели) сами страдаем, то смотрим на происходящее с той же точки зрения, что и Иов. Мы, как и Иов, сталкиваемся только с самим фактом страдания. Как и Иову, нам неведомо, были ли заключены какие-то небесные соглашения или нет. Мы можем полностью сопереживать трудностям Иова, потому что они являются и нашими трудностями. И теперь уже мы, подобно Иову, в таком же неведении относительно особых Божьих целей.

Однако, как читатели истории Иова, мы видим больше, чем сам Иов. Мы точно знаем, что произошло. Нам ясно, что страдание даже настолько незаслуженное, насколько это только возможно, имеет смысл. То, что Иову кажется совершенно бессмысленным, имеет смысл, по крайней мере, для читателя. «Сверху» смысл происходящего выглядит совершенно определённым; смысл происходящего, угадываемый «снизу» кажется сиюминутным, и часто ошибочным. Вот почему мы должны смотреть на страдания глазами Бога и в контексте истории, предусмотренной Богом. Мы должны смотреть на него с перспективы Божьего тронного зала, и Книга Иова начинает повествование оттуда.

 Ответственность Бога

Автор переносит нас в присутствие Бога. Мы видим «сынов Божьих» (ангелов), однако и обвинитель, «сатана» тоже здесь.i Все пришли в присутствие Божье, чтобы сообщить о своих делах. Без сомнения, перед нами картина рабочего заседания специальных Божьих посланников. Ангелы – это Божья рабочая сила в Провидении (Псалом 103:4). Сатана тоже за работой. Его сила является вспомогательной и вторичной. Сатана должен прибегать к Божьей силе, чтобы исполнять свою работу. Сатана играет свою роль в Божьем Провидении, однако он не может действовать независимо и автономно за пределами Божьего суверенитета. В конечном счёте, он служит Божьим целям.

На первый взгляд вопрос Бога к сатане должен вызвать у нас недоумение: «Откуда ты пришёл?» (1:7). Разве Бог не знает, где был сатана? Безусловно, знает, однако Бог вызывает сатану на разговор. В сущности, таким образом Бог позволяет ему говорить в Своём присутствии. Он не требовал от сатаны какой-то новой информации. Всё происходящее во многом похоже на случай с Моисеем, когда Бог спрашивает его: «Что у тебя в руке?» (Исход 4:2), – на самом деле Он спрашивает: «Что ты делал недавно?» Обобщающий ответ сатаны демонстрирует его всеохватывающую активность в мире. «Я ходил по земле и обошёл её», – ответил он (1:7). Однако Бог хочет услышать об особых случаях.

Бог инициирует всю драму, привлекая внимание сатаны к Иову. Сатана знает Иова. Он не отрицает внешней праведности Иова, однако подвергает сомнению его искренность. «Конечно, – отвечает сатана. – Иов праведен. А с чего бы это ему не быть праведным? Ты оградил его от всех бедствий и благословил его во всём. Кто не стал бы служить Тебе в таких обстоятельствах?» По представлениям сатаны Иов праведен совсем не по той причине, которую видит Бог. Просто Иову выгодно служить Богу. Сатана обвиняет Иова в себялюбии. Поклонение Иова эгоцентрично и эгоистично. Он верит, пока обстоятельства этому благоприятствуют. Бог подкупил Иова. И поэтому сатана спрашивает: «…разве даром богобоязнен Иов?» (1:9).

Это обвинение сатана выдвинул против всех верующих. Оно утверждает, что когда мы служим и любим, мы служим Богу за вознаграждение. Сатана заявляет, что основой веры является выгода или личная заинтересованность. Пока верующие процветают, здоровы и счастливы – они будут служить Богу. Но как только Бог допустит несчастье, потерю близкого члена семьи или работы, тогда верующий потеряет надежду и отвергнет Бога. Вера существует только тогда, когда это выгодно. Верующие верны только тогда, когда они счастливы. Иов сам признаёт, что именно таково отношение нечестивцев. Они спрашивают: «Что Вседержитель, чтобы нам служить Ему? И что пользы прибегать к Нему?» (21:15). Будет ли кто-нибудь любить Бога, если при этом не приобретёт ничего кроме общения с Ним? Будет ли кто-нибудь любить Бога только ради того, чтобы наслаждаться Его дружбой? Будет Иов поклоняться Богу, несмотря на то, что потерял всё? Это испытание для Иова и для всякой истинной веры. Однако Иов не предаст свою веру и не проклянёт Бога, несмотря на все свои страдания. Иов отвергает совет нечестивых. Он знает: «Видишь, счастие их не от их рук. – Совет нечестивых будь далёк от меня!» (21:16).

Сатана признаёт, что он не может в сложившихся обстоятельствах действовать против Иова. Бог поставил «ограждение» вокруг него и защищает его от бедствий (1:10). Бог ограничил доступ сатаны к Иову. Сатана понимает, что для того, чтобы подвергнуть Иова испытанию, на него следует обрушить бедствия, а это означает, что начать действовать должен Сам Бог. Бог должен убрать Свою защиту. Поэтому сатана бросает вызов Богу: «Но простри руку Твою, и коснись всего, что у него, – благословит ли Тебя?» (1:11).

Чтобы бедствие поразило семью Иова, Бог должен направить против него Свою руку (метафора силы и активности Бога). Бог должен поднять Свою руку – распространить свою силу, каким-то образом начать действовать – для того чтобы небесному совету стало понятно, действительно ли Иов служит Богу из корысти. Когда же Иов преодолевает первое испытание, Бог высказывает сатане Своё недовольство: «…ты возбуждал Меня против него, чтобы погубить его безвинно» (2:3). Бог признаёт Свою ответственность за испытание. Бог действовал против Иова. Во втором испытании сатана опять взывает к Богу: «…простри руку Твою и коснись кости его и плоти его» (2:5). Для того чтобы у Иова появились трудности и беды, нужно, чтобы Бог начал действовать. Сатана черпает свою силу у Бога (1:11-12; 2:5-6). Сатана использует Божью силу, для того чтобы испытать Иова. Сатана обладает Божьей силой с разрешения Самого Бога.

В конце концов, мы должны признать, что это Бог разрешил сатане поразить Иова, в то время как мог бы воспрепятствовать этому. Фактически, до сих пор Бог препятствовал сатане. Однако Он убрал ограждение и дал в руки сатаны силу действовать, поставив определённые ограничения (1:12; 2:6). Во время первого испытания сатана мог разрушить собственность Иова, его слуг и семью, но не мог коснуться самого Иова. Во втором испытании сатана мог поразить Иова жестокой болезнью, но не мог убить его. И всё-таки, ответственность за всё произошедшее лежит на Самом Боге, хотя непосредственным исполнителем был сатана. Бог, по крайней мере, был в ответе за то, что дал сатане разрешение и силу. Он мог бы отвергнуть требование сатаны. Он мог бы сильнее ограничить сатану. Он мог бы сказать: «Сатана, ты можешь уничтожить его собственность, но не его детей». Бог определил, какую силу Он предоставит сатане, и определил границы этой силы. В конечном итоге Бог несёт ответственность за бедствия, обрушившиеся на Иова, потому что такого вообще не должно было случиться. Бог мог бы оставить ограждение на прежнем месте или другим способом не допустить всего того, что замыслил сатана. Божья рука действовала против Иова. В ответ на обвинения сатаны Бог Сам решил испытать Иова.

Иов ясно это видел. Он не подозревал о небесном пари, но знал совершенно определённо, что мир принадлежит Богу. Он не подозревал о действиях сатаны, но точно знал, что вся власть принадлежит Богу. Он знал, что рука Бога действовала против него. Бог Сам сказал, что сатана «возбуждал» Его «против» Иова (2:3). Слово «возбуждать» используется в Писании для того, чтобы описать, как Бог побуждает кого-то (1 Царств 26:15), или подталкивает к действию (2 Паралипоменон 18:21). Бог вместе с сатаной побудили Давида провести перепись народа Израиля (1 Паралипоменон 21:1; 2 Царств 24:1). Бог Сам признал, что Он действовал против Иова. «Сатана» возбудил Его. Бог не мог быть в стороне от этих бедствий. Бог сделал ставку на веру Иова, убрал ограждение и дал сатане силу, но в любой момент мог прекратить страдания. «Против» Иова выступил Бог, и Иов это знал.

На первые бедствия Иов ответил: «Господь дал, и Господь взял; да будет имя Господне благословенно!» (1:21). Иов признавал, что его дети и его процветание – это дар от Бога. Но он приписал Богу и потерю этих даров. Если мы восхваляем Бога за благословения, которые Он даёт, мы также должны восхвалять Его за благословения, которые Он забирает. Иов прямо возложил ответственность за свои трудности на Бога. Господь дал и Господь взял. Бог несёт ответственность как за то, что мы получаем, так и за то, что теряем. Иов, несмотря ни на что, восславил Бога.

Похожим образом Иов ответил и на следующее бедствие: «…неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?» (2:10). Бог даёт хорошее, но иногда Он также даёт и «плохое», то есть беды и несчастья. По представлению Иова люди веры должны быть готовы принять и то и другое. Мудрец из Екклесиаста также признал этот принцип (7:13-14):

Смотри на действование Божие; ибо кто может выпрямить то, что Он сделал кривым? Во дни благополучия пользуйся благом, а во дни несчастия размышляй; то и другое соделал Бог для того, чтобы человек ничего не мог сказать против Него.

Хотя Иов приписал авторство всех своих бедствий Богу, возлагая, таким образом, ответственность за свои проблемы на Него, рассказчик ясно показывает, что ни на мгновение Иов не согрешил своими устами и не обвинил Бога в неправоте (1:22; 2:10). Другими словами, Иов не проклял Бога даже тогда, когда возложил на Него ответственность за произошедшее. Бог забрал его детей и положил конец его процветанию – таковы претензии Иова к Богу. Тем не менее, Иов не обвиняет Бога в преступлении. Он не согрешил в словах даже тогда, когда объяснил смерть своих детей тем, что Бог их «взял».

Точка зрения пролога далее подкрепляется в последующих диалогах. Снова и снова Иов приписывает свои страдания Богу. Бедствия – это «стрелы Вседержителя» (6:4). Бог «поставил меня целию для Себя. Окружили меня стрельцы Его; Он рассекает внутренности мои, и не щадит; пролил на землю желчь мою» (16:12б, 13). «Рука Господа» разрушила его (12:9). «Рука Божья, – говорит Иов, – коснулась меня» (19:21). В молитве к Богу он говорит: «Но ныне Он изнурил меня. Ты разрушил всю семью мою» (16:7). Иов верит, что его непрекращающиеся страдания не просто события прошлого, но продолжающаяся активность Бога. Он жалуется: «Ещё и ныне горька речь моя; страдания мои тяжелее стонов моих» (23:2). По словам Иова, Бог «развязал повод мой [тетиву лука моего] и поразил меня» (30:11). Иов видел, что его страдания продолжались по воле Бога, а иначе бы Бог что-нибудь предпринял, чтобы прекратить их. Страдания продолжались, потому что Божья рука была направлена против него (6:9; 10:7; 12:9; 19:21; 23:2; 30:1). Бог простёр свою руку, чтобы дать силу сатане, и Он активно укрепляет его силу, чтобы продлить страдания Иова. Он всё ещё позволяет сатане действовать против Иова и ничего не предпринимает, чтобы изменить судьбу Иова – по крайней мере, пока.

Если в чём-то пролог, Иов и его друзья согласны, так это в том, что ответственность за страдания Иова лежит на Боге. Если бы Бог что-нибудь предпринял, страдания Иова прекратились бы (как это и описано в эпилоге). Если страдания не прекращаются, значит, Бог принимает решение бездействовать. В любом случае, ответственность лежит на Боге. В любом случае, Бог хотел, чтобы Иов продолжал страдать.

 

Первая волна страданий

Первая волна страданий состояла из четырёх событий. Во-первых, савеяне угнали быков и ослов Иова и убили его слуг (1:13-15). Во-вторых, «огонь Божий» (молния) стал источником пожара, уничтожившего как его овец, так и присматривающих за ними слуг (1:16). В-третьих, халдеи украли его верблюдов и также убили его слуг (1:17). В-четвёртых, сильный ветер разрушил дом, в котором пировали его дети, и уничтожил их всех (1:18-19). Эти бедствия включали в себя два вида событий: в одном случае действующими факторами были люди, а во втором – природные явления.

 Роль человеческой свободы

Человеческий фактор включает в себя добровольные действия людей, савеян и халдеев, за которые они сами несут ответственность. Они согрешили, когда ограбили Иова и убили его слуг. Они действовали по своей собственной воле. Они сделали то, что хотели сделать. И, всё-таки, это сатана предоставил им возможность осуществить задуманное. Независимо от способа побуждения, используемого сатаной – через обстоятельства или возможности, или какие-то другие средства – именно он стоит за этими действия. Действия самого сатаны – и это следует помнить – также были добровольными. Однако он получил свою силу от Бога. Как и в случае с сатаной, за действиями савеян и халдеев стоял Сам Бог. По крайней мере, Он был косвенной причиной смерти слуг Иова. Бог наделил силой сатану, который, в свою очередь, наделил силой савеян и халдеев.

Хотя Бог вместе с сатаной стоит за страданиями Иова, существует качественное различие в их намерениях. Они стремятся к разным целям. Сатана хочет уничтожить Иова. Он замышляет недоброе. Он надеется подорвать веру Иова и побудить его проклясть Бога. Бог же хочет испытать веру Иова для того, чтобы укрепить её. Бог хочет очистить веру Иова, укрепить его характер и достичь вселенской победы, благодаря его стойкости. Сатана хочет, чтобы беды принесли Иову вред, Бог же хочет, чтобы они пошли ему во благо (очень похоже на случай с Иосифом, Бытие 50:20). Сатана действовал с озлобленностью убийцы и вора, в то время как Бог действовал подобно доброжелательному отцу, стремящемуся сделать своего сына лучше. Сатана искушал Иова проклясть Бога, а Бог испытывал веру Иова.

Одно и то же событие является одновременно и испытанием и искушением. Оно напоминает нам историю Авраама. Бог испытывал Авраама, приказав ему принести Исаака в жертву (Бытие 22:1), и, несомненно, сатана искушал Авраама ослушаться Бога. Испытания приходят от Бога, а искушения – от наших собственных похотей и эгоистических желаний (Иаков 1:13-15), когда сатана провоцирует нас. Следовательно, Бог, также как и сатана стоит за бедами Иова, однако цели у них разные. То, как Иов отреагирует на возникшие проблемы, покажет, превратится ли испытание в результативное искушение или станет вселенским испытанием искренности веры.

То, что Бог может стоять за «недобрыми» действиями людей, отнюдь не является чем-то необычным для теологии Ветхого Завета. Бог использовал одни народы для того, чтобы наказать другие народы. Например, Ассирия, империя, стёршая с лица земли северное царство Израиль, была розгой Божьего гнева (Исаия 10:5). Бог спрашивает: «Величается ли секира пред тем, кто рубит ею? Пила гордится ли пред тем, кто двигает её? Как будто жезл восстаёт против того, кто поднимает его! Как будто палка поднимается на того, кто не дерево!» (10:15). Фактически Бог говорит, что Израиль уничтожен Его Собственной «рукой» (Исаия 10:10). Ассирия была инструментом, посредством которого Бог разрушил северное царство Израиль. Бог Израиля не потерпел поражение в битве с богами Ассирии. Напротив, Бог Сам послал эти бедствия на Израиль. Ответственность за ассирийское и вавилонское пленение, как и за предшествующие им войны и сопровождавшую их гибель людей, лежала на Боге. Господь Сам провозглашает: «Я образую свет и творю тьму, делаю мир и произвожу бедствия. Я, Господь, делаю всё это» (Исаия 45:7).

Другим примером является Вавилон, Божий «молот», Его «оружие воинское» (Иеремия 51:20). Бог принял на Себя ответственность за победы Вавилона над Своим Собственным народом. Бог произвёл бедствия и несчастья, выпавшие на долю Иудеи (Иеремия 44:2, 11). Бог может говорить о Себе как об исполнителе, «поражающем народы» и «разоряющем царства» (Иеремия 51:20). Бог провозгласил: «Тобою поражал коня и всадника его и тобою поражал колесницу и возницу её; тобою поражал мужа и жену, тобою поражал и старого и молодого, тобою поражал и юношу и девицу» (Иеремия 51:21-22). Бог берёт на Себя ответственность за уничтожение Своего Собственного народа. Вавилон был инструментом, посредством которого Бог поражал народы. Действия Вавилона не были независимыми. Напротив, Бог контролировал все его действия.

Бог может также действовать и через сатану. Несмотря на то, что 1-я Книга Паралипоменон 21:1 провозглашает, что: «восстал сатана на Израиля, и возбудил Давида сделать счисление Израильтян», 2 Книга Царств объясняет это событие действиями Самого Господа, использующего сложившуюся ситуацию для воспитания Израиля (2 Царств 24:1). Хотя это сатана побудил Давида к недоброму, Бог также стоял за этим событием. Однако намерения их были разными. Бог использовал сатану, чтобы заслуженно наказать Израиль – справедливая причина, в то время как противник стремился подорвать веру Израиля – недоброе намерение. У сатаны были недобрые намерения, в то время как Бог преследовал воспитательные цели. Одно и то же действие инициировано как Богом, так и сатаной, однако по разным причинам и с разными целями. И всё-таки, именно Бог полновластно действует через сатану, чтобы достичь Своих целей. Бог хочет вернуть Свой народ к общению с Собой.

Поэтому, тот факт, что человеческие действия на самом деле являются действиями ответственных, добровольных и свободных исполнителей (таких как савеяне, халдеи, ассирийцы и Давид) вовсе не подразумевает, что Бог не имеет к ним никакого отношения. Свободные действия людей подчинены Божьим целям, и Бог будет использовать их и направлять на исполнение Своих целей. Богу подвластны все действия людей. Он может позволить или не позволить, например, савеянам убить слуг Иова и завладеть его собственностью. Бог может использовать или не использовать Ассирию для наказания Израиля. Бог может побудить, а может и не побуждать Давида произвести перепись. Бог Сам будет решать это. Иов узнал руку Господа в добровольных действиях савеян и халдеев. Он знал, что это Бог лишил его благословений (1:21). Всю ответственность за произошедшее он возложил на Бога. И во всём этом, пишет рассказчик, Иов не согрешил.

Это совсем не означает, что савеяне и халдеи не несут ответственности за свои действия. В тексте не говорится, что кто-то принуждал савеян и халдеев грабить и убивать против их воли. Они действовали добровольно и грешили своими действиями. Источником их греха являются их собственные похоти и алчность. Грех вырастает из наших собственных порочных желаний (Иаков 1:14-15). Мы сами несём ответственность за наши желания и наши действия. Никто не может обвинять Бога в своей собственной греховности. Грешники могут обвинять только свои собственные внутренние порочные желания.

Поэтому, проведя перепись, Давид согрешил. Ассирийцы также согрешили, опустошив Израиль. И, тем не менее, Бог Сам принимал участие в этих событиях. Он использовал ассирийцев в качестве топора; Он побудил Давида произвести перепись; и Бог Сам через сатану предоставил соответствующие возможности савеянам и халдеям. Как-то, каким-то непостижимым образом всевластие Бога сосуществует с человеческой ответственностью. Бог всевластен, но в тоже время люди свободны. Савеяне и халдеи грешили добровольно, и они несут ответственность за свои действия, однако именно Бог был Тем, Кто «взял [отнял]» у Иова его слуг и его благополучие.

Непостижимо, что Бог несёт ответственность за всё, и в то же время не разделяет человеческую греховность и не участвует в делах сатаны, то есть Он не виновен в моральном зле.ii Именно поэтому Карсон полагает, что полезно иметь в виду понятие «позволение», когда речь идёт о деятельности Бога, «потому что это пример, предоставляемый Библией, которая настаивает на том, что Бог стоит за всеми проявлениями добра и зла».iii Хотя и сатана и Бог могут «приложить руку» к одному и тому же действию, целью сатаны является искушение, а целью Бога – испытание. Бог не принуждал сатану, халдеев и савеян совершать зло, но Он позволил, дал возможность и ограничил греховные действия, которые стали проявлением их собственных порочных желаний. У Бога были Свои цели, отличные от намерений сатаны.

Роль естественных причин

Второй вид бедствий, свалившихся на Иова, включал в себя природные силы. Природные явления, точно также как и человеческие действия, подчинены целям Бога. Уже то, как автор называет молнию, открывает его точку зрения на природные явления. Он называет её «огонь Божий» (Иов 1:16). Бог контролирует и молнии (Иов 38:34). Действовал сатана, но разрешение на действие дал Бог. Действовал сатана, но возможность действовать предоставил Бог. Природа была непосредственной причиной, а Бог был косвенной причиной. Ответственность за природные явления лежит на Боге.

Чем отличается «большой ветер» в пустыне от бушующего торнадо? Бедствие, которое послужило причиной гибели детей Иова, имело природное происхождение, однако наука не способна обнаружить его причину. Эти явления не были сверхъестественными. Они не были чудесным вмешательством сверхъестественных сил. Они были результатом природных сил. Не было ничего удивительного в этих природных бедствиях, однако что-то Божественное в них было. Бог дал разрешение и предоставил возможность этим явлениям произойти. Сатана не сотворил чуда, и Бог не нарушил «закон природы». Однако Бог силой, предоставленной сатане, обрушил на Иова страдания через «природные бедствия». Автор книги Иова видит в этих событиях Божью руку. Через эти природные явления Бог «взял [отнял]» благословения Иова.

Для теологии Ветхого Завета в этом нет ничего необычного. Природные явления в Писании регулярно описываются, как «Божьи действия». Природа находится под началом Бога и живёт в согласии с Его волей. Мы читаем: «…огонь и град, снег и туман, бурный ветер, исполняющий слово Его» (Псалом 148:8). Бог действует в Своём мире: Он насыщает львов (Псалом 103:21, 27), и благодаря Ему растёт трава (Псалом 103:14). Господь властен над Своим творением, и об этом недвусмысленно заявляет автор псалма (Псалом 134:6-7):

Господь творит всё, что хочет, на небесах и на земле, на морях и во всех безднах.

Возводит облака от края земли, творит молнии при дожде,

Изводит ветер из хранилищ Своих.

Этот отрывок, прочитанный в свете поразивших Иова природных бедствий, является устрашающим провозглашением власти Бога над Своим миром (см. также Иеремию 10:13; 51:16). И ветер и молнии подчиняются Богу, и именно ветер и молния уничтожили детей Иова и положили конец его процветанию. Ни ветер ни молния не могли бы этого сделать, если бы Сам Бог, по меньшей мере, не дал разрешения. Фактически, Елиуй, друг Иова, начавший, согласно повествованию, говорить последним (Иов 32-37), напоминает Иову, что таким образом Бог «судит народы» (Иов 36:31). Бог управляет народами через природу, используя дождь и молнию (Иов 36:27-33). И действительно, Бог «сокрывает в дланях Своих молнию и повелевает ей, кого разить» (Иов 36:32).

Бог делает то, что Ему угодно (Псалом 113:11; 134:6; Притчи 21:1). Иов признаёт это: «Знаю, что Ты всё можешь, и что намерение Твоё не может быть остановлено» (Иов 42:2). Это признание появляется при осознании Иовом смысла тех слов, в которых Бог напоминает ему о Своём могуществе, мудрости и заботе о природе. Власть Бога над Своим творением является критической точкой в Его противостоянии с Иовом, описанном в главах 38-41. Бог – это Тот, Кто посылает дождь, снег, град, ветер и молнии (38:22-24, 28). Бог – это Тот, Кто выводит звёзды в их созвездиях в подходящее время (38:31-33). Бог – это Тот, благодаря Чьей мудрости коза производит на свет козлят (39:1), бык служит человеку (39:9), страус откладывает яйца (39:14), лошадь демонстрирует свою силу в сражении (39:19-24), а ястреб устремляется в полёт (39:26). Бог не изолирован от Своего мира. Напротив, Он является активной действующей силой, проявляющейся в том, что нам представляется как малоинтересная и бессмысленная природа.

Современный мир изгоняет Бога из Его творения и отделяет Его от природных явлений. Библейская же картина совершенно иная. Бог активно действует в природе. Он полновластный владыка Своего Собственного мира природы. Некоторые ученые под впечатлением сложности квантовой физики сейчас говорят о Божьем Духе «как всеохватной вновь возникающей энергии, которая действует внутри творения и через него» в соответствии с аналогией «нисходящих причинно-следственных отношений» во многом похожих на взаимоотношения между разумом и телом.iv Бог управляет Своим миром подобно тому, как разум управляет телом. Эту аналогию не следует распространять слишком далеко (как будто бы мир является телом Бога, и поэтому Бог несовершенен без тела), она представляет собой всего лишь модель для лучшего понимания Бога, действующего через явления природы. Природа – это не какая-то независимая реальность. Это Бог оживляет природу, действует через неё и поддерживает подобно тому, как разум поддерживает тело и действует через него. Настоящая наука не отделяет Бога от мира. Наоборот, она признаёт, что судить о Божественных действиях – это не подходящее для неё занятие. Библейская точка зрения такова: надо видеть руку Бога в природных явлениях и даже в природных бедствиях. Иов видел «руку» Бога в «большом ветре», который «взял» его детей.

Уникальность ситуации не в событиях самих по себе – каждое из них совершенно понятно в контексте естественной структуры мира. Уникальность заключается в суммарном эффекте явной согласованности всех четырёх бедствий. При этом читатель знает, что эти события не являются простым совпадением. Они не результат невезения или случайного стечения обстоятельств. В некотором основополагающем смысле это скорее Божья воля. Бог хотел испытать, бескорыстен ли Иов в служении Ему. Сатана намеревался подорвать веру Иова. Бог позволил сатане действовать. Он дал ему возможность, и мог остановить его в любое время. В конечном счёте «несчастья» пришли от Бога. Это Господь, как говорит рассказчик, лишил Иова процветания, слуг и детей (Иов 42:11).

Вторая волна страданий

Вторая фаза испытаний также была следствием естественных причин. На этот раз мишенью стало здоровье Иова. Сатана «поразил Иова проказою лютою от подошвы ноги его по самое темя его» (2:7). Конечно, в этой болезни не было ничего необычного; то есть, с Иовом произошло что-то непостижимое, выпадающее из естественного размеренного хода событий. Его физические страдания не превышали того, что время от времени выпадает на долю любого человека. Однако его страдания были чрезвычайными и сильными. В своих словах Иов часто обращает внимание на это. А мы наблюдаем суммарный эффект его физических страданий. Андерсен представляет подробное описание болезни и симптомов, от которых страдал Иов:

Некая форма острого дерматита, распространяющегося по всему телу и сопровождающегося разложением и потемнением кожи (Иов 30:28), шелушением (30:30) и постоянным выделением гноя (7:5б). Заболеванию должны были сопутствовать зуд и гниение, описанные в стихе 2:7. Другие симптомы могли быть результатом осложнений в ходе такой тяжёлой болезни: потеря аппетита, истощение (19:20), лихорадка (30:30б), подверженность депрессии (7:16; 30:15), слезливость (16:16а), бессонница (7:4), ночные кошмары (7:14). Все эти и другие страдания общего типа, такие как запах изо рта (9:17; сравни 17:1), ухудшение зрения (16:16б), гниющие зубы (19:20) и изнурённый вид (2:12) являются косвенными признаками. Они дополняют страшную картину, рисующую человека, переживающего процесс унизительного обезображивания (Исаия 52:14) и невыносимую боль, и являются суровым напоминанием того, что человек есть плоть, созданная из праха земного.v

Последствия такой унизительной болезни оказывали на человека социальное, эмоциональное и физическое воздействие. В 29 и 30 главах Иов произносит эмоциональную речь, отражающую разницу между его прошлой и настоящей жизнью. Глава 29 описывает его жизнь «тогда», а в 30 главе описывается его жизнь «сейчас» (30:1, 9, 11).

«Тогда» Иов был благословлён. В красочных выражениях он описывает то блаженное состояние. Это было время, «когда Бог хранил меня» (29:2), «когда милость Божья была над шатром моим» (29:4), «когда ещё Вседержитель был со мною, и дети мои вокруг меня» (29:5). В этих благословенных условиях Иов был гражданским лидером (29:7), все слушали его (29:9, 21) и с похвалой отзывались о его щедрости, праведности и честности (29:11-17). Как молодёжь, так и старики относились к нему с почтением (29:8). Он резюмировал своё социальное положение в следующем поэтическом стихе (29:25):

Я назначал пути им, и сидел во главе,

и жил как царь в кругу воинов, как утешитель плачущих.

Когда-то Иов верил, что он умрёт в этом состоянии духовного и социального благоденствия. Тогда он думал: «И говорил я: в гнезде моём скончаюсь, и дни мои будут многи, как песок… Слава моя не стареет, лук мой крепок в руке моей» (29:18, 20). Однако ему пришлось познать и другое состояние. «А ныне, – жалуется он, – смеются надо мною младшие меня летами, те, которых отцов я не согласился бы поместить со псами стад моих» (30:1). «Ныне, – продолжает он, – их-то сделался я песнею и пищею разговора их. Они гнушаются мною, удаляются от меня и не удерживаются плевать пред лицом моим» (30:9-10). Там, где однажды «лук был крепок» в его руке (29:20), «ныне… Он развязал повод мой [тетиву лука моего] и поразил меня» (30:11; сравни 30:16).

Иов верил, что Бог несёт ответственность за смену прошлых благословений на проклятия в настоящем. Его жалоба эмоциональна и искренна (Иов 30:20-21, 26, 31):

Я взываю к тебе, и Ты не внимаешь мне, – стою, а Ты только смотришь на меня.

Ты сделался жестоким ко мне; крепкою рукою враждуешь против меня…

Когда я чаял добра, пришло зло; когда ожидал света, пришла тьма…

И цитра моя сделалась унылою, и свирель моя – голосом плачевным.

Пережитое страдание заставило его изменить свою точку зрения на окружающую жизнь. Когда-то он взирал на жизнь с высот, а теперь смотрит на жизнь с вершины мусорной кучи. Такая перемена избавляет от простодушия и наивности. Прошлый мир благословений и радости превратился в новый мир радикального зла, страданий и потерь. Каждый страдающий человек переживает подобное. Вдруг, в одно мгновение, прошлый мир покоя и стабильности превращается в новый мир разочарований и боли. Только что мы радовались, и вот уже скорбим. В один день Иов, подобно каждому страдальцу, расстался со своим простодушием и наивностью. День страданий окрашивает все последующие дни, и мир уже не тот, что прежде.

Принцип Божественного позволения

История Иова рассказывает о сути Божественного позволения. Бог позволил сатане подвергнуть испытанию искренность Иова. Бог не просто позволил произойти тому, что должно было случиться в соответствии с «естественным ходом событий». До того момента Он защищал и ограждал Иова, чтобы с ним не могло произойти ничего плохого. Однако для того чтобы сатана смог испытать Иова, Бог должен был принять решение снять это ограждение. Бог решил предоставить сатане возможность испытать Иова. Он принял решение сократить размеры ограждения и определил границы, в пределах которых оно должно было остаться. Бог мог и не определять в деталях характер действий сатаны, однако Он предоставил ему свободу и дал силу осуществить задуманное испытание.

Нет никаких указаний на то, что Бог запланировал бедствия, обрушившиеся на Иова. Насколько видно из текста, гибель детей Иова не была предопределена Богом. По-видимому, правильнее было бы воспринимать будущее, как открытую реальность, в которой ничто не является строго предопределённым (конечно существуют исключения, такие как смерть Иисуса, Деяния 2:23). Будущее – открыто, хотя и находится под полным контролем всезнающего Бога. Сатана сам решил, какому испытанию подвергнет Иова в определённых Богом пределах. Нет никаких указаний на то, что Бог принял конкретные решения относительно характера действий сатаны. Он только предоставил сатане свободу и силу атаковать Иова. Поэтому мы можем говорить о Божьем позволении в том смысле, что Бог не предопределял и не планировал каждое из предстоящих событий жёстко. Будущее является открытым, несмотря на то, что находится под контролем Бога.

По-видимому, история Иова говорит о том, что вне зависимости от сути Божьего позволения – оно не ограничивает всевластия Бога. Природа и носители морали в Божьем мире не автономны. Правильнее было бы сказать, что прежде Бог ограждал Иова от атак сатаны. Но в определённый момент Бог решил позволить сатане испытать Иова. Сатана не был неким независимым носителем морали, а скорее действующей силой, полностью контролируемой Богом. Бог Сам решил, что мог и чего не мог делать сатана. Моральная свобода сатаны не ограничивала Бога. Напротив, сатана действовал в рамках определённой Богом свободы. То есть, это – некий вариант «особого разрешения» в рамках которого каждое событие, по меньшей мере, предварительно продумано. И этот вариант больше соответствует .

Хотя Бог не программирует каждый случай свободного человеческого выбора и природных факторов, тем не менее Он полновластно решает, дать ли разрешение на это или действовать Самому с учётом происходящего. Таким образом, Божье позволение подразумевает принятие решения. Это не действие пассивного наблюдателя или бессильного, ограничившего себя зрителя. Скорее это действия заинтересованного родителя, движимого интересами ребёнка, и принимающего решение действовать или не действовать; предотвратить неизбежное или нет. Поэтому в моей личной жизни нет ни одного события, по поводу которого Бог не принимал бы решения. Поскольку Он не принимает решений произвольно или бесцельно, то для каждого события в моей жизни у Бога есть цель. В любой момент Бог может решить, что мир должен быть другим. Поэтому всегда уместен вопрос: «Почему Бог позволил этому случиться?» «Это так, – утверждает Коттрел, – потому что ничто не происходит без Божьего предвидения и решения не препятствовать ходу событий».vi

То есть Божественное позволение означает, что Бог допускает событие, которое Он не предопределял и не планировал. Возможно, Бог не планировал смерть моей первой жены, но Он допустил её. Он принял такое решение в ответ на мои молитвы о здоровье жены. По меньшей мере, Он допустил её смерть. Бог мог не планировать генетических нарушений у Джошуа, но Он допустил их. Бог принял такое решение в ответ на наши молитвы о здоровье Джошуа. По меньшей мере, Он решил допустить генетические нарушения. Если Бог властен в любой момент изменить мою жизнь, это означает, что Он постоянно принимает решения: действовать или нет. Он решает, допускать или не допускать данное событие. Следовательно, если Бог что-то допускает, то в данных обстоятельствах это является Его решением, и я уверен, что оно не случайно. Его решение продиктовано определёнными целями и намерениями, которые Он преследует в данных конкретных обстоятельствах. Хотя сатана может планировать какие-то конкретные обстоятельства для совершения зла, Бог использует их на пользу. В то время как сатана стремился подорвать веру Иова, Бог хотел очистить её.

Допуская определённое течение событий, Бог, таким образом, реализует Свои цели в этом мире. Бог позволил сатане испытать Иова, потому что Он решил испытать Иова. У Него были Свои Собственные причины сделать это. С разрешения Бога сатана использовал людей и силы природы, чтобы испытать Иова. Следовательно, Бог осуществляет Своё желание через сатану, людей и силы природы.

Присутствие сатанинских сил

В прекрасном Божьем творении грех чужеродн. Он придаёт силу сатане. Сатана и его воинство – реальная сила в падшем мире. Иисус называет сатану «князем мира сего» (Иоанн 12:31; сравни 16:11). Павел ссылается на него как на «бога века этого», который «ослепил умы неверующих» (2 Коринфянам 4:4). Он «князь, господствующий в воздухе», чей дух «действует ныне в сынах противления» (Ефесянам 2:2). «Весь мир, – пишет Иоанн, – лежит во зле» (1 Иоанна 5:19). У сатаны есть сила, влияние и власть над падшим миром.

Сатана противостоит целям Бога. Сатана хочет разрушить гармонию между Богом и Его творением и подорвать стремление Бога к налаживанию взаимоотношений. Поэтому между Богом и сатаной существует реальный конфликт. Это борьба за сердца людей. Кто будет искать Бога, любить Его и служить Ему? Сатана использует свою силу, чтобы нарушить общение Бога со Своими людьми, а также поработить сердца непокорных. «Как рыкающий лев, – пишет Пётр, – противник ваш диавол ходит… ища, кого поглотить» (1 Петра 5:8). Козни дьявола направлены против людей Божьих. Сатана полон ярости и хочет «вступить в брань» против Божьих святых (Откровение 12:12, 17). Поэтому люди Бога облачаются во всеоружие Божье для борьбы «против начальств, против властей, против правителей тьмы века этого, против духов злобы поднебесных» (Ефесянам 6:12). Как только появляется возможность, сатана искушает Божьих людей (сравни 1 Коринфянам 7:5). Сатана замышляет для них искушения (Откровение 2:10).

История Иова позволяет нам приоткрыть завесу над этой вселенской битвой. Сатана с Божьего позволения злобно атакует Иова. Он намеревается уничтожить Иова, в то время как Бог хочет испытать его. Сражение должно было показать, действительно ли Иов служит Богу из корыстных побуждений? Проклянёт ли Иов Бога? Сатана не может силой навязать своё мнение, поэтому Бог по Своей воле решает позволить Иову ответить самому. Битва началась, и Иов сражался до победы; то есть он так и не проклял Бога. Интересно, что в конце книги нет уже никакого упоминания о сатане. Свою козырную карту сатана выкладывает в прологе. Потом ему больше нечего ни сказать, ни сделать против Иова. Молчание сатаны является победой Бога, одержанной благодаря вере Иова. Следовательно, вера Иова, как и наша, имеет вселенское значение.

Как бы то ни было, эта история показывает, что демонические (враждебные) силы существуют в этом мире. Влияние сатаны является камнем преткновения для Божьих людей; оно подталкивает, провоцирует и пробуждает порок в их сердцах. Под влиянием сатаны наши сердца могут преисполниться зла. Без всякого внешнего принуждения это может побудить человека к злым делам. Сатана «вошёл» в сердце Иуды и побудил его предать Иисуса (Иоанн 13:2,27). Обманом сатана овладевает людьми, чтобы они исполняли его волю (2 Тимофею 2:26). Сатана может настолько заполнить сердце, что оно становится лживым и пытается обмануть Самого Бога (Деяния 5:3). Сатана может поразить болезнью и исковеркать жизнь человека, как в случае с женщиной, «которую связал сатана вот уже восемнадцать лет» (Лука 13:16). В самом деле, частью служения Иисуса было идти «благотворя и исцеляя всех, обладаемых диаволом» (Деяния 10:38). В падшем и проклятом мире Бог позволяет сатане причинять вред Своему творению и Своим людям. Бог позволяет ему осуществлять его замыслы.

Сатана ставит подножки, препятствуя работе Божьего народа и причиняя ему вред, для того, чтобы разрушить его союз с Богом. Например, Павел хотел вернуться в Фессалонику, однако «воспрепятствовал нам сатана» (1 Фессалоникийцам 2:18). И всё-таки Павел молит Бога «управить путь наш к вам» (1 Фессалоникийцам 3:11). Павел понимает, что сатана хочет воспрепятствовать его работе или расстроить её (ср. 2 Коринфянам 2:11), но, в то же время, Павел знает, Кто контролирует мир. Павел просит Бога устранить препятствия сатаны и позволить ему вернуться в Фессалонику.

Таким образом, сила сатаны находится под контролем и ограничена суверенной властью Бога. Чтобы начать действовать, сатана должен попросить разрешения, и иногда он его получает. Мы видим это в истории с Иовом, и об этом же свидетельствуют другие отрывки Библии. Например, Иисус говорит Петру, что «сатана просил, чтобы сеять вас, как пшеницу» (Лука 22:31). Сатана хочет испытать Петра, и, по всей видимости, получает разрешение. Другим примером является «жало в плоти» у Павла. Что бы ни означало это «жало в плоти», оно приходит от сатаны, однако с полного согласия Бога. Сатана его использует, чтобы мучить Павла, а Бог хочет, чтобы Павел оставался смиренным. Как Бог, так и сатана оба имеют непосредственное отношение к этому «жалу», однако намерения у них разные. Павел трижды просит Бога избавить его, но каждый раз слышит в ответ: «Нет». Бог контролирует этого «ангела сатаны» (2 Коринфянам 12:7). Хотя «жало» является действующим фактором сатаны, Бог Сам решит, когда убрать его и стоит ли это вообще делать.

Сатана свободен в определённых для него пределах. Он бродит по земле, ища, кого бы поглотить. Он использует каждый шанс, причём чаще всего сам и создаёт его (ср. Ефесянам 4:27). Но сатана не является независимым. Он всё делает только с разрешения Бога. Бог то ограничивает сатану, то даёт ему свободу действий. На разных этапах человеческой истории или жизни отдельных людей Он то выставляет ограждение, то убирает его. Классическим примером является двадцатая глава Книги Откровение, где сатана связан «дабы не прельщал уже народы» (20:3) и освобождён, чтобы ещё раз обольстить людей (20:7). Сатана всецело подвластен Богу и поэтому ничего не может сделать без Его позволения.

Какой бы свободой ни располагал сатана, Бог контролирует его, и верующие знают, что в конечном итоге только Бог решает, позволить ли сатане действовать против них. Поэтому мы просим Отца: «И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого» (Матфей 6:13). В своей молитве мы выражаем уверенность в том, что ни силы, ни ангелы, ничто – не может «отлучить нас от любви Божьей во Христе Иисусе Господе нашем» (Римлянам 8:37-39). Мы убеждены, что Бог полностью контролирует лукавого. Мы должны признавать силу сатаны, но нам не следует бояться его. Мы знаем, что Тот, Кто внутри нас больше того, кто в мире (1 Иоанна 4:4).

Свобода выбора

Адаму и Еве была предоставлена свобода выбора между двумя взаимоисключающими вариантами. Они могли провозгласить свою собственную моральную независимость или предпочесть общение любви с Богом. Этот основной выбор стоит перед всем человечеством. Среди всех Божьих творений только мы обладаем уникальной способностью выйти за пределы своего «я» и посмотреть на свою жизнь по отношению к Богу. Подобно Адаму и Еве мы также ответственны перед Богом за наш выбор, особенно за наш главный выбор: найдём ли мы убежище в своей собственной независимости или в дружбе и общении сБогом.

Писание снова и снова предлагает сделать этот выбор. Бог постоянно предлагает дружбу Своему падшему творению. В Ситтиме Моисей предложил Израилю сделать тот же самый выбор между «жизнью и смертью… благословением и проклятием» и призвал их «избрать жизнь» через повиновение Божьим заповедям (Второзаконие 30:19). Иисус Навин поставил Израиль перед выбором в Сихеме, когда напомнил о благосклонности Бога к Израилю и призвал: «Изберите себе ныне, кому служить» (Иисус Навин 24:15). Христос оплакивал Иерусалим, который предпочёл восстать против Божьих замыслов, вместо того чтобы стремиться к общению с Богом (Матфей 23:37). И на протяжении всей истории точно также как когда-то в Саду Едема люди должны были делать выбор между жизнью и смертью и нести за него всю полноту ответственности.

Если принять во внимание падшую природу мира, то возникает ощущение неизбежности греха и человеческого бунта. Однако, несмотря на кажущуюся неизбежность, наш выбор не является вынужденным или предопределённым. Мы ответственны за свой бунт. Мы все попали под власть греха и порабощены его разрушительной мощью. (Римлянам 3:9-23). Падший мир состоит из падших людей. Хотя свобода и предоставляет человечеству чудесную возможность выбрать добро, в равной степени ему предоставлены ужасающие возможности для порока. Порок вырастает прямо из сердца падшего человека, радующегося страданию, эксплуатации и несчастьям окружающих.vii Грех злоупотребляет свободой человека, жаждущего собственной автономии и независимости. Сердце падшего человека способно на всё, чтобы только провозгласить свою собственную свободу в служении своей гордыне. Через поиск своих собственных путей, оно хочет обрести уверенность в себе. Грех – это бунт против Божьих планов относительно нас. Это наша неспособность отражать славу Бога и быть подобными Ему (Римлянам 3:23). В то время как Бог хочет общаться с нами в Своём святом сообществе любви, падший человек стремится к независимости и к своему собственному счастью.

И хотя человеческая свобода совершенно реальна и ответственность за совершённые действия лежит на нас, мы не автономны. Свобода не может быть реализована независимо от Бога и за пределами Его контроля. Люди выбирать между двумя противоположными вариантами (любить Бога или отвергнуть Его), однако их свобода ограничена властью Бога. Бог ценит человеческую свободу, потому что вынужденному подчинению Он предпочитает искреннюю любовь. Поэтому Бог допускает человеческую свободу. Это позволение не является чем-то вынужденным, но представляет собой ценность, даруемую Богом в процессе творения. Он создал нас способными выбирать между двумя противоположными вариантами. Он хочет, чтобы мы сами сделали свой выбор. Бог милостиво предоставляет людям возможность сделать окончательный выбор между своей собственной независимостью и Божьей любовью. Однако для того, чтобы обеспечить человеческую свободу, Бог не отказывается от Своей абсолютной власти. Правильнее всего было бы сказать, что Бог гарантирует эту свободу в пределах Своего суверенитета. Он позволяет людям выбирать то, что противоречит Его морали. Это не означает, что Он одобряет их выбор, но, допуская его, даёт возможность воспользоваться этой свободой. Другими словами, Он не всегда препятствует проявлению зла (Деяния 14:16; Римлянам 1:18-32).

Тем не менее, человеческая свобода не ограничивает Бога; это Бог определяет рамки человеческой свободы. Например, когда Иаков готовится бежать от Лавана, он объясняет, как тот обманывал его, десять раз изменяя размер вознаграждения за его работу. Но, несмотря на это, в словах Иакова отражена его уверенность в независимом Божьем промысле: «Но Бог отца моего был со мною» (Бытие 31:5), и, говоря о Лаване: «Но Бог не попустил ему сделать мне зло» (Бытие 31:7). Вместо этого: «И отнял Бог скот у отца вашего и дал мне» (Бытие 31:9). Эта история показывает, как Божьи ограничения влияют на человеческую свободу. Бог не позволил Лавану лишить Иакова его благосостояния.

Божье обещание, заключающееся в том, что мы не будем искушаемы сверх наших сил, содержит в себе всё то же Божье позволение. Он не позволит, чтобы мы сталкивались с сокрушительными и невыносимыми для нас искушениями (1 Коринфянам 10:13). Это обещание влечёт за собой ограничение Богом человеческой свободы, то есть Бог сдерживает окружающих людей, подвергающих меня искушениям, которые я не смог бы вынести. Точно также как Бог воспрепятствовал Лавану уничтожить Иакова, Он не позволяет окружающим людям искушать меня свыше моих сил. Для того чтобы действовать, человек должен получить позволение от Бога.

Другой иллюстрацией является то, что говорит Павел о планах своих будущих путешествий. Он понимает, что его миссионерские путешествия всецело зависят от Божьего позволения. Он надеется посетить коринфян «скоро… если угодно будет Господу» (1 Коринфянам 4:19). Он намеревается провести с ними некоторое время, «если Господь позволит» (1 Коринфянам 16:7). Коттрел комментирует: «Павел признаёт, что он сможет осуществить свои планы, если только Бог позволит ему сделать это, поскольку знает, что в Своём предвидении Бог, если захочет, может воспрепятствовать этому визиту».viii Подобным же образом Павел уверяет ефесян, что вернётся, но только «если будет угодно Богу» (Деяния 18:21). Он также верит, что его визиту в Рим должна «когда-нибудь благопоспешать… Божья воля» (Римлянам 1:10), и просит христиан молиться, «дабы мне в радости, если Богу угодно, придти к вам…» (Римлянам 15:32).

Другой важный отрывок находится в Послании Иакова 4:13-16. Мы можем строить планы, но они ограничены волей Бога. Иаков советует всегда иметь такое отношение: «…если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то и другое» (Иакова 4:15). Живём ли мы или умираем, делаем «то» или «другое» – всё это полностью зависит от Божьей воли. Если Бог позволит нам жить и если Он позволит нам сделать «то» или «другое», тогда мы и будем вести себя соответственно. И думать иначе, представляя, что Бог не имеет никакого отношения к процессу принятия нами решений, значит быть «надменным и тщеславиться», а «всякое такое тщеславие есть зло» (Иаков 4:16). Человеческая свобода должна осознавать свои ограничения. А ограничена она Божьей волей.

Халдеи и савеяне из истории Иова не смогли бы напасть на его слуг и захватить его собственность, если бы Бог не допустил этого. Прежде Бог оберегал Иова от нападения халдеев и савеян. Он возвёл ограждение вокруг него. Ни дьявольской, ни человеческой свободе не под силу преодолеть это ограждение без позволения Бога. Подвергнуть Иова испытанию можно было только с позволения Бога. И Бог, намереваясь испытать Иова, допустил, чтобы против него было совершено преступление. Это не означает, что Бог одобрил преступление, но Он позволил грешникам свободно действовать против одного из Своих людей. С целью испытать Иова Бог допустил, чтобы злые люди творили злые дела, отражающие зло их сердец. Бог властен над злом. Он определяет его границы и, руководствуясь Своими Собственными целями, позволяет ему существовать.

Хаос природы

То, что сотворил Бог, было «хорошо весьма» (Бытие 1:31). Первичную, неупорядоченную пустоту Бог превратил в нечто прекрасное (Бытие 1:2). Чтобы упорядочить этот хаос, Бог принёс во тьму свет. И что бы ни означало слово «пуста» в Книге Бытие 1:2, ясно одно, что слова «Дух Божий» говорят о Божьем «контроле над вселенной и о всевластии воли Бога в созданном Им мире».ix Созидательная сила Бога преодолела хаос (пустоту) и трансформировала его в нечто «хорошее».x Однако когда грех вошёл в мир, он извратил прекрасное Божье творение. Произошла катастрофа, и земля была проклята. Мир уже больше не был сплошным, созданным Богом блаженством. Он превратился в хаос Божьего проклятия. И, подобно раковым клеткам в организме человека, теперь в падшем мире господствует хаос. Когда первая пара людей согрешила, мир природы (по крайней мере, тот, что имеет отношение к людям) был наказан хаосом. Теперь Бог допускает хаос в Своём творении из-за его падшего состояния.

Как отмечалось ранее, искупление как бы воспроизводит сотворение и помогает лучше его понять. Поэтому неудивительно, что тема хаоса присутствует в отрывках, касающихся искупления. Когда Бог избирал Израиль, «Он нашёл его в пустыне, в степи печальной и дикой» (Второзаконие 32:10). Понятие, определённое здесь словом «дикий», использовано во втором стихе первой главы Книги Бытие для описания неупорядоченной, хаотичной пустоты. Израиль был создан из хаоса. Израиль был упрямым крошечным народом, ничтожности которого вполне соответствовало его рабское состояние в Египте. И, тем не менее, Бог, движимый любовью, сотворил из него народ (Второзаконие 7:7-9; 9:1-6; 32:6).

Однако Израиль взбунтовался. И вот, вследствие своего греха Израиль был проклят. Бог обещал жизнь и благословения в ответ на послушание, но в то же время смерть и проклятие в ответ на непослушание (Второзаконие 28; 30:11-20). Когда Израиль согрешил и взбунтовался, Бог, точно также как и в Саду, исполнил Своё обещание. Проклятие ввергло страну в хаос, сопровождаемый голодом, нашествием саранчи, засухой, болезнями и бесплодием. Природа, предназначенная благословлять Израиль, прокляла его. То же самое выпало на долю первоначального творения. То, чему надлежало стать благословением для человечества, вследствие греха обернулось проклятием.

Такая точка зрения прекрасно проиллюстрирована пророком Иеремией, прилагающим проклятие из Книги Второзаконие к грехам Иудеи (Иеремия 4:23-26).xi В этом пророчестве Бог говорит о том, какое страдание Ему грехи Его народа. И всё-таки народ Иудеи заслужил своё наказание (Иеремия 4:18-19). Разрушение этой страны Вавилоном стало проявлением Божьего гнева. Иеремия использует образ сотворения мира из хаоса для описания возврата к хаосу, к которому приведёт Божье проклятие (4:23-26):

Смотрю на землю –

и вот, она разорена и пуста,

– на небеса,

и нет на них света.

Смотрю на горы –

и вот, они дрожат,

и все холмы колеблются.

Смотрю – и вот, нет человека,

и все птицы небесные разлетелись.

Смотрю – и вот, Кармил – пустыня,

и все города его разрушены

от лица Господа, от ярости гнева Его.

Намёки на сотворение несомненны. Только в двух отрывках Библии, Бытие 1:2 и Иеремия 4:23, в древнееврейском тексте присутствует сочетание слов «безвидна и пуста». Более того, как и в Бытии 1:1, параллельно используются слова «земля» и «небеса». Согласно описанию Иеремии свет исчез. Акт творения аннулирован. Людей больше нет. Плодородная земля, созданная Богом, превратилась в пустыню. То, что создал Бог, было разрушено, и разрушено Самим Богом. Это стало выражением Его гнева, вызванного бунтом Иуды (см. Иеремия 10:10). В результате наказания Иуды творение возвратилось к хаосу. Вся эта история подобна истории проклятия, описанной в третьей главе Книги Бытие. То хорошее, что сотворил Бог, было искажено последствиями греха. Бог проклял землю и предал Своё творение тщетной суетности. Хаос вернулся, потому что грех вошёл в мир.

Однако даже подверженная хаосу природа не является автономной и не живёт за пределами досягаемости Божьей власти. Напротив, она продолжает служить исполнению Божьих замыслов. И только благодаря милосердному Божьему присутствию в мире остаётся хоть какой-то порядок. А иначе Божий акт творения был бы аннулирован, и всё творение вернулось бы к хаосу. Однако Бог милостиво поддерживает существование мира и через природу провозглашает Свою славу. Он также милостиво позволил Адаму и Еве жить за пределами Сада. Однако падший мир – это совсем не тот мир, который создал Бог. Бог создал Едем. А существующий мир это не Едем. Когда грех вошёл в мир, творение превратилось в хаос. И оно превратилось бы в полнейший хаос, если бы не было милостивых Божьих благословений (см. Псалом 103; 135:1-9; 148). Бог продолжает поддерживать вселенную Своей силой, и такое решение Он принял Сам. Благодаря Божьей благодати творение продолжает существовать, хотя и находится теперь в состоянии хаоса.

Бог управляет этим хаосу падшим миром. Он управляет тьмой так же, как и светом. Он управляет порядком и хаосом. Об этом говорит Псалом 96:1-5, провозглашающий всевластие Бога:

Господь царствует: да радуется земля;

да веселятся многочисленные острова.

Облако и мрак окрест Его;

правда и суд – основание престола Его.

Пред ним идёт огонь

и вокруг попаляет врагов Его.

Молнии Его освещают вселенную;

земля видит и трепещет.

Горы, как воск, тают от лица Господа всей земли.

История Иова иллюстрирует полноту власти Бога над природой. Природные бедствия также подпадают под юрисдикцию Божьего суверенитета. Когда голод поражает детей, или сотни людей погибают в результате землетрясений, когда ураганы разрушают города – всё это природные бедствия, обрушивающиеся на людей. Иову также пришлось пережить природные бедствия. Он пострадал от удара молнии, урагана и страшной болезни. И всем этим хаосом управляет Сам Бог. Ничто из происшедшего не было совершенно неизбежным для Иова. Просто Бог позволил сатане использовать природные силы, для того чтобы испытать Иова.

И фактически главной темой речей, с которыми Бог обратился к Иову, является Его власть над миром, пребывающим в хаосе. Касается ли это способности Бога сначала милосердно сотворить, а потом поддерживать вселенную (Иов 38-39), или Его власти контролировать и укрощать хаотические силы природы, представителями которых являются Левиафан и бегемот (Иов 40-41)xii, вопрос остаётся прежним. Иов не только не может контролировать эти силы, но даже не знает об их существовании. Бог же управляет природой. И хотя она пребывает в состоянии хаоса, но отнюдь не за пределами Его контроля. Напротив, Бог управляет этим хаосом. Хаос будет подчиняться Божьим повелениям. Никто не может удержать бегемота, однако его Создатель способен его приручить (Иов 40:19, 24). Никто не способен обуздать Левиафана; он принадлежит только своему Творцу (Иов 41:11, 13). Никто кроме Бога не может контролировать хаотичные силы природы. Бог управляет Свои падшим миром, и вместе с Иовом мы должны признать: «Знаю, что Ты всё можешь, и что намерение Твоё не может быть остановлено» (Иов 42:2). Только Бог контролирует природу.

Итак, что бы мы ни говорили, самое меньшее, на что нам следует пойти – это признать абсолютный и постоянный контроль Бога над любым природным явлением. Следовательно, по крайней мере, мы должны признать, что Бог либо просто допускает определённое явление природы, либо является его непосредственной причиной. То есть, Бог допускает природные бедствия в Своей вселенной. Их можно было бы предотвратить, но, принимая во внимание падшее состояние мира, Он принимает решение допустить существование природных бедствий, как последствий греха. Если человечество хочет независимости, тогда ему придётся тяжко трудиться, чтобы проклятая земля произвела для него пищу. Возможно, таким способом – это всего лишь предположение – можно научить человека доверять Богу и стремиться к общению с Ним.

Заключение

Бог допускает существование зла в падшем мире, однако тогда возникает вопрос логического обоснования. Почему Бог допускает зло? Почему Бог позволил Иову страдать? По какой причине Бог допускает моральные (например, убийство халдеями слуг Иова) и природные (например, сильный ветер, погубивший детей Иова) бедствия? Бог позволяет то, чему прежде препятствовал. Если Бог собирается испытать искренность Иова, то почему Он позволяет сатане вовлечь в испытание и его семью? Почему Бог позволяет сатане уничтожить безвинных наблюдателей, а именно: семерых сыновей Иова, троих его дочерей, а заодно и слуг?

Однако читатель знает, что испытание не бессмысленно. Оно имеет вселенское значение. Это спор Бога с сатаной (веры с неверием) о том, может ли Иов любить Бога ради Него Самого; а также может ли кто-то, например Иов, поступиться своей гордостью только ради общения с Богом. Благословит ли Иов Бога или проклянёт Его? Выберет ли он дерево жизни – общение с Богом – или дерево познания добра и зла – моральную независимость? Иов выбрал общение с Богом. Он не проклял Бога, хотя часто выходил из себя; он всё вытерпел, хотя ему было горько. Бог допустил испытание, позволяющее обнажить сердце Иова перед всем миром. Иов любит Бога ради Него Самого, ради общения с Ним. Бог допустил события, благодаря которым проявилась верность Иова, послужившая прославлению Бога.

Таким образом, Бог предоставляет в распоряжение сатаны свободу действий, природный хаос и человеческую свободу, потому что Он хочет искреннего дружеского общения со Своими людьми. Общения, прошедшего через суровые испытания падшего мира, в котором Бог допускает существование греха и природных бедствий. Бог допускает всё это, для того чтобы способствовать воссозданию и поддержанию искренней верности Своего народа, прославляющей Его. Наша верность, подобно стойкой верности Иова, возвеличивает Божью славу.

Но давайте ещё поговорим о намерениях Бога. История продолжается…

Следующая глава

Оглавление

i Относится ли слово «сатана» к личностному воплощению зла или к роли некоего особого ангела в присутствии Божьем, по моему, не имеет значения. См. Day, Peggy L. An Adversary in Heaven: Satan in the Hebrew Bible (Atlanta: Scholars Press, 1988) и Tate, Marvin. “Satan in the Old Testament.” Review and Expositor 89 (1992): 461-474.

ii Carson, D.A. How Long, O Lord? Reflections on Suffering and Evil (Grand Rapids: Baker, 1990), pp. 199-228; детально обсуждает эту проблему.

iii Ibid., p. 224.

iv Nelson, James S. “Divine Action: Is It Credible?” Zygon 30 (1995): 267-280.

v Anderson, Francis I, Job: An Introduction and Commentary. Tydale Old Testament Commentaries (Downers Grove, IL: Inter Varsity, 1976), pp. 91-92.

vi Cottrell, Jack. What the Bible Says about God the Ruler (Joplin, MO: College Press, 1984), p. 407.

vii Сравни Peters, Ted. Sin: Radical Evil in Soul and Society (Grand Rapids: Eerdmans, 1994).

viii Cottrell, God the Ruler, p. 314.

ix Deroche, M.P. “The ruah elohim in Gen 1:2c: Creation or Chaos.” In Ascribe to the Lord: Biblical & Other Studies in Memory of Peter C. Craigie. JSOTSup, 67. (Sheffield: JSOT Press, 1988): 318.

x См. Anderson, B.W. Creation Versus Chaos: The Reinterpretation of Mythical Symbolism in the Bible. 1967. Reprint. (Philadelphia: Fortress. 1987); Niditch, S. Chaos to Cosmos: Studies in the Biblical Pattern of Creation. (Chico: Scholar’s Press, 1985); Simkins, Ronald A. Creator & Creation: Nature in the Worldview of Ancient Israel (Peabody, MA: Hendrickson, 1994) и Westerman, Claus. Genesis 1-11: A Commentary. Trans. by John J. Scullion (London: SPCK, 1984), pp. 19-47

xi Vancil, Jack. “From Creation to Chaos: An Exegesis of Jeremiah 4:23-26.” In Biblical Interpretation: Principles and Practices. Ed. by F. Furman Kearley, et al. (Grand Rapids: Baker, 1986), pp. 181-192.

xii Многие интерпретируют левиафана и бегемота как контроль Бога над хаосом природы, которую Он отдал под управление сатаны. См. Smick, Elmer B. “Another Look at the Mythological Elements in the Book of Job.” Westminster Theological Journal 40 (1978): 213-228 и Gibson, J.C.L. “On Evil in the Book of Job.” In Ascribe to the Lord: Biblical & Other Studies in Memory of Peter C. Craigie. JSOTSup, 67 (Sheffield: JSOT Press, 1988): 399-419.