Глава третья книги «Но и тогда я буду уповать на Него»

ЗАЧЕМ БОГ СОЗДАЛ ЭТОТ МИР?

СОТВОРЕНИЕ И ГРЕХОПАДЕНИЕ В БИБЛЕЙСКОЙ ИСТОРИИ

В начале сотворил Бог небо и землю…

И сотворил Бог человека по образу Своему,

по образу Божьему сотворил его;

мужчину и женщину сотворил их…

И увидел Бог всё, что Он создал, и вот, хорошо весьма…

Бытие 1:1, 27, 31а

И сказал Господь Бог змею:

за то, что ты сделал это,

проклят ты пред всеми скотами и пред всеми

зверями полезными…

Жене сказал:

умножая умножу скорбь твою

в беременности твоей; в болезни будешь рожать детей;

и к мужу твоему влечение твоё,

и он будет господствовать над тобою.

Адаму же сказал:

за то, что ты послушал голоса

жены твоей и ел от дерева, о котором я заповедал тебе,

сказав: «не ешь от него», проклята земля за тебя;

со скорбию будешь питаться от неё во все дни жизни твоей.

Бытие 3:14а, 16, 17

Создан ли этот мир Богом? И да и нет. То, что создал Бог, было «хорошо весьма», а то, что существует сейчас – «проклято». Бог сотворил жизнь, гармонию и радость, а не смерть, враждебность и боль, наполняющие сейчас землю. Что же случилось? Ответ на этот вопрос следует искать в истории сотворения и грехопадения.

Очень важно понять эту часть истории, потому что в ней мы увидим через призму сотворения намерения любящего Бога, а также поймём, как через человеческий грех в мире появились зло, страдание и смерть. Однако несмотря на проклятие, Бог всё ещё хочет добра Своему творению. Божья цель остаётся всё той же, и Он будет использовать все средства для достижения этой цели. Таким образом, история Провидения начинается с Божьей цели сотворения.

Сотворение: каков был замысел Бога?

Первым милосердным актом Бога в отношении человечества были не Исход и не Крест, а Сотворение. Когда Бог творил, Он действовал добровольно, без какого-либо принуждения. Человечество не заслужило того, чтобы его создавать. У него не было унаследованного права на существование. У Бога же не было никакой внутренней необходимости в таком действии. Сотворение было незаслуженным нами актом Божьей любви, проявлением Его доброй воли (Откровение 4:11).

Образцом для понимания милосердного акта сотворения являются два великих искупительных Божьих деяния (одно из которых служит прообразом другого): создание Израиля и создание Церкви. В искупительной истории оба эти события отражают исходную цель Бога. Фактически же создание Израиля и Церкви – это продолжение исходного Божьего акта – акта Сотворения. Однако теперь Бог хочет искупить то, что пало. Воссоздание в основе своей имеет те же самые мотивы и интересы, которые двигали Богом в момент сотворения. Бог решил сотворить, также как и впоследствии искупить, руководствуясь Своею любовью.

Израиль не создавал себя сам, и не обладал некой унаследованной и неотразимой ценностью. Бог не был вынужден призвать Авраама под давлением каких-то обстоятельств, точно также как Он не обязан был выбрать Иакова, а не Исава (см. Римлянам 9:10-13). Бог выбрал Израиль не по причине его многочисленности (как будто бы Бог должен был выбрать самый большой народ), или его верности (как будто бы праведность народа могла возложить на Бога какие-то обязательства). Бог избрал Израиль, несмотря на тот факт, что он был «малочисленнее всех народов» (Второзаконие 7:7) и к тому же «народ жестоковыйный» (Второзаконие 9:6). Бог выбрал их, потому что Он любил их (Второзаконие 7:8-9). Бог выбрал Израиль по той же самой причине, по которой Он создал Вселенную.

Церковь также не создавала себя сама, и также не обладала некой унаследованной и неотразимой ценностью в качестве отдельного народа. Бог не обязан был посылать Своего Сына и искупать грешных людей. Бог не избирал нас во Христе из-за нашей святости (как будто мы могли бы претендовать на это), и Он не избирал нас во Христе из-за некой унаследованной нами неотразимой ценности (как будто мы могли бы высокомерно заявить, что в нас есть что-то настолько прекрасное, что Бог был искупить нас). Правильнее было бы сказать, что Бог избрал нас, руководствуясь своей исполненной любви благодатью (Ефесянам 1:4-6). Христос умер за нас, несмотря на то, что мы были грешниками и врагами Бога (Римлянам 5:6-10). Бог продемонстрировал Свою любовь к нам через свой милосердный дар – Своего Сына. «Любовь Божья к нам открылась в том…» (1 Послание Иоанна 4:9). Божья искупительная любовь – это та же самая любовь, которой Он руководствовался при сотворении Вселенной.

Однако мы всё ещё в недоумении. Что это значит, что при сотворении Бог руководствовался любовью? Как мы должны понимать этот Божественный акт? Была ли Его любовь неким видом принуждения, заставившего Его творить? Была ли она совершенной до нашего сотворения?

Бог ищет народ для Себя

Зачем Бог сотворил Вселенную, или более конкретно, зачем Он сотворил нас? Этот вопрос часто ставит в тупик не только теологов, но и детей, задающих его во время своих первых уроков по Библии. Возникает искушение заявить, что Богу чего-то не доставало или что у Него была некая потребность удовлетворить определённое внутреннее желание. Но тогда Божий акт творения не был бы милосердным и благодатным, а скорее своекорыстным. Если придерживаться такого сценария, то Бог творил потому, что был эгоцентричным эгоистом или не вполне совершенным в Самом Себе. Это означало бы, что некая внутренняя потребность вынудила Бога ликвидировать недостаток, присущий Его Собственной жизни. Равносильно было бы сказать, что Бог создал нас, потому что Он был несовершенным. То есть Бог творил скорее по необходимости, чем по благодати. Мы должны были появиться на свет, потому что Бог нуждался в нас. Всё это представляет Бога нашим должником, в то время как на самом деле это мы Его должники.

Если мы поймём, зачем Бог творил, тогда мы сможем понять, что именно Он сотворил, и как творение соотносится с другими милосердными Божьими актами истории (такими как создание Израиля и Церкви). Что же Бог сотворил? Он сотворил сообщество – мужчину и женщину, которые должны были наполнить землю своими потомками и соответственно Божьей славой (Бытие 1:28; 9:1). Когда Бог создал Израиль, Он избрал Авраама и Сару, чьи потомки должны были стать народом, прославляющим Бога среди других народов. Когда Бог создал Церковь, Он избрал Христа инициатором спасения братьев и сестёр, которых Он должен был привести к славе (Евреям 2:10). Бог всегда предназначал людей для Себя. Касается ли это исходного акта сотворения или искупительного акта воссоздания, Бог собирает людей для Себя. Он хочет поделиться с ними Своей любовью.

И это главенствующая тема Писания. Когда Бог заключил соглашение с Авраамом, Он обещал ему, что будет Богом не только самого Авраама, но и его потомков. Потомки Авраама должны были стать Божьим народом, а Он должен был быть их Богом (Исход 17:7-8). Когда Бог через Моисея обратился к народу Израиля в Египте, Он обещал искупление и уверял их: «Я приму вас Себе в народ и буду вам Богом…» (Исход 6:7). Когда Израиль установил Скинию в пустыне, на неё опустилась Божья слава с обещанием, что Бог будет пребывать среди Своего народа и будет его Богом (Исход 29:45; 40:34-35; Левит 26:11-12). Впоследствии Божья слава наполнила и храм, построенный Соломоном (3 Царств 8:11; 2 Пар. 5:14; 7:1-3). Пророки постоянно напоминали Израилю о Божьем обещании пребывать среди них (Иезекииль 34:30). Израиль должен был быть народом Божьим, а Бог обещал быть их Богом (Иеремия 7:23; 11:4; 24:7; Иезекииль 11:20; 14:11; 36:28; 37:27; Захария 2:11; 8:8; 13:9).

Впоследствии это обещание стало сердцевиной «нового соглашения [завета]». Через Иеремию Бог провозгласил Своё намерение простить грехи Израиля, чтобы стало возможным исполнение обещания, заключающегося в том, что «…и буду им Богом, а они будут Моим народом…» (Иеремия 31:33). Павел в контексте размышлений об этом новом соглашении (2 Коринфянам 3:6) напоминает нам о том, что Божье обетование нашло своё выражение в Божьей Церкви, состоящей из людей, являющихся «…храмом Бога живого…» (2 Коринфянам 6:16). Отрывок из книги Левит 26:11-12 исполнился в Церкви в соответствии с тем, что сказал Бог: «…вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом» (во 2 Послании к Коринфянам 6:16 цитируется книга Левит 26:12). Церковь принадлежит Богу. Однако конечной целью обещания является эсхатологическое пребывание Бога со Своим народом в сообществе, которое Он установит, когда в свои права вступит новая эпоха. Когда Новый Иерусалим сойдёт с небес, и громкий голос объявит: «…вот Скиния Бога с людьми, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, а Сам Бог с ними будет Богом их» (Откровение 21:3).

Эта искупительно-историческая причина, согласно которой Бог Сам ищет для Себя людей, показывает, что Божьей целью искупления и воссоздания является Его пребывание со Своим народом в общении любви. Бог ищет общения со Своим народом. Поскольку воссоздание следовало за сотворением, то первоначальный акт сотворения имел ту же цель что и воссоздание. Бог создал для Себя сообщество – народ. Бог создал народ, с которым Он мог бы общаться в любви.

Но почему Бог ищет общения любви с народом, сотворённым Им Самим? Может быть, Бог представляет Собой одинокую фигуру, и одиночество подтолкнуло Его к сотворению, чтобы было с кем общаться? Разве Богу нужна компания?

Хотя доктрина «Троицы» (какое бы определение ни было дано этому слову) некоторым кажется далёкой, умозрительной и громоздкой, однако она помогает нам понять цель Бога в сотворении Вселенной.i Она заставляет проницательного теолога признать влияние, которое теология Троицы может оказывать на понимание Божьего акта сотворения. Действительно, Писание открывает, что само сотворение было актом Троицы. Бог Отец является первоисточником творения; Он – источник и начало всего, что существует. Всё во Вселенной начато Им; всё «из Него» или «для Него» (Римлянам 11:36; 1 Коринфянам 8:6). В то же время Сын – инструмент творения. Им Отец творил (1 Иоанна 1:1-3; 1 Коринфянам 8:6). Отец ничего не создавал без участия Сына; Дух же – это дыхание жизни, Божье активное присутствие, дающее жизнь и поддерживающее её в этом мире (Иов 26:13; 33:4; Псалмы 32:6; 103:30). Дух присутствовал при сотворении и был силой, посредством которой жизнь наполнила то, что было безжизненно (Бытие 1:2; 2:7). Таким образом, сотворение начинается с Бога Отца через посредство Сына силой Духа.ii Бог Сам исполнил великое дело сотворения в триедином сообществе подобно тому, как Он осуществляет великий труд искупления всё в том же триедином сообществе (ср. Ефесянам 2:18; 1 Петра 1:2). Как сотворение, так и искупление – это деяния триединого Бога.

Из доктрины о Троице следует, что Божественная реальность является любящим сообществом Отца, Сына и Духа. Это сообщество святой любви существовало ещё до сотворения Вселенной. Иисус молился, чтобы Его ученики смогли увидеть славу, которую Отец дал Ему, и Отец дал Ему эту славу, потому что любил Сына «прежде основания мира» (буквально, до создания Вселенной; Иоанн 17:24). Вышеупомянутый отрывок позволяет лишь мельком увидеть жизнь Отца и Сына до начала Сотворения. До начала самой Вселенной существовало общение любви (агапе) между Отцом и Сыном.

Молитва также говорит нам об искупительной любви Бога, которая вытекает из любви между Отцом и Сыном. Иисус обещал Своему Отцу, что Он продолжит знакомить Своих учеников с Ним «да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет» (буквально – любовь [агапе], которою Ты любил Меня; Иоанн 17:26). Цель искупления состоит в том, чтобы вернуть падший мир на орбиту Божьего общения агапе, где подобно тому, как Отец пребывает в Сыне и Сын в Отце, также и Божьи люди смогут пребывать в Них (Иоанн 17:21). Бог предназначил нас к участию в общении Отца и Сына (1 Иоанна 1:3). Поскольку цель искупления сформировалась после сотворения, значит, цель сотворения также ясна. Бог намеревался создать людей, чтобы приобщить их к Своему любящему сообществу.

Бог не создавал это сообщество от одиночества. Блоэш предоставляет такой комментарий: «Бог не является одиночкой, обособленным и удалённым от мира человеческих рассуждений и действий; Он – Триединое общение любви».iii Бог творил не потому, что нуждался в общении, поскольку Он уже радовался общению в триедином сообществе Отца, Сына и Святого Духа. Это общение не было создано Богом, как будто бы Бог стал общением лишь с какого-то определённого момента времени. Вернее было бы сказать, что Бог Сам является именно этим общением. Бог – это общение любви, потому что Бог есть любовь. Бог – это агапе (1 Иоанна 4:8). Соответственно Богу не нужно было обращаться к чему-то внешнему, чтобы испытать общение любви. Оно уже присутствовало в самом триедином сообществе Бога.

Я думаю, что лучшей аналогией для понимания этого божественного акта – безусловно, имеющей свои ограничения, присущие всякой аналогии – является решение супружеской пары завести детей. Почему супружеская пара решает обзавестись детьми? Конечно, в падшем мире существуют не только чистые мотивы. Однако в идеальном случае супружеская пара решает завести детей для того, чтобы поделиться с ними своей любовью. В идеальном случае решение иметь ребёнка является бескорыстным. Родители решают поделиться тем, что могли бы приберечь для себя. Любовь между мужем и женой является общением, которому нет равного в человеческих взаимоотношениях. Когда дети рождаются в любящем сообществе, они получают нечто такое, чего сами не создавали. Родители дают им то, чем совсем не обязаны были делиться. Дети – и мы хотим, чтобы это было истиной в каждом конкретном случае – производятся на свет любящим сообществом родителей. Супружеская пара делится своей любовью с другими.

Согласно этой аналогии, триединое сообщество решило приступить к сотворению, поскольку его Участники захотели поделиться с другими тем, что так радовало Их Самих. Мы, люди, сами не создавали такого сообщества, оно предлагается нам из любви. Бог творил не для того, чтобы что-то получить (как будто Он нуждался в ком-то кроме Самого Себя). Он творил, чтобы поделиться Собой. Таким образом, акт сотворения – это акт благодатной, бескорыстной любви.

И, всё-таки, подобно тому, как родители сами обогащаются, когда делятся любовью со своими детьми, точно также обогащается и Бог. Согласно Писанию Бог творил для Себя, для Своей славы. Подобно тому как Бог создал Израиль для Своей Собственной славы и запечатлел Церковь, как Своё Собственное владение к Своей славе (Ефесянам 1:14), точно так же Он сотворил Вселенную для Своей Собственной славы (Исаия 43:7; 48:11). Сотворение было работой Бога для Бога. Всё существует для Него (Евреям 2:9; Римлянам 11:36), то есть для Его славы, для Его чести и пользы. Однако это не акт эгоизма. Скорее – это радостное приглашение к общению с Собой. Это радость Его общения со Своим народом. Бог прославляет Себя в общении любви. Его щедрая любовь сконцентрирована на других.

Таким образом, целью творения является возвеличивание славы Бога, делящегося Своею любовью и общением с теми, кого Он сотворил. Бог прославлен в радости общения. То есть Бог действует в сотворении и в искуплении для возвеличивания Своей славы, выраженной в Его общении со Своим народом (см. Ефесянам 1:6,12,14). Точно также и человек появляется на свет, чтобы возвеличивать и отражать славу Бога, радуясь общению с Ним.iv

Через сотворение проявилась благодать Бога. Милосердный акт сотворения, акт любви агапе, это – Божье решение поделиться тем, чем Он уже владел. Это не приобретение того, чего Ему недоставало. Правильнее было бы сказать, что Бог решил поделиться Своим Собственным общением любви внутри Троицы с другими. Это совершенно невероятная, но чудесная мысль. Бог без всякого принуждения решил поделиться Своим святым общением с теми, кого Он сотворил. Подобно тому как Бог возлюбил этот мир и ради него отдал Своего Сына, прежде, преисполненный любви, Он сотворил этот мир, чтобы поделиться с ним Своею любовью. Божья любовь в соответствии с Его добровольным решением является жертвенной и сосредоточена на других, и поэтому она ищет возможности поделиться радостью Божественного общения с другими.

 Человеческая свобода и общение с Богом

Когда Бог завершил сотворение, Он посмотрел на всё, что сотворил и провозгласил, что это было «хорошо весьма» (Бытие 1:31). Кульминацией Его творения было человечество, которое Он сотворил в виде мужчины и женщины по Своему Собственному образу. Божественное сообщество сотворило человеческое сообщество, с которым Оно могло бы поделиться Своим Собственным общением. На седьмой день Бог отдыхал в общении со Своим творением. Бог создал и место для этого общения, поскольку Он хотел, чтобы общение развивалось и крепло. В книге Бытие это место названо «Едемом» (Бытие 2:10-14). Здесь Бог свободно прогуливался среди Своих людей, и они не прятались от Него. Едемский сад был местом радости и общения Бога с Его людьми.

Книга Бытие не использует абстрактных теологических терминов для описания взаимоотношений между Богом и Его людьми. Вместо этого читателям предлагается рассказ – повествование. Бог заботится о своём творении. Он даёт жизнь (примером этому служит дыхание жизни, которое Он вдохнул в Адама) (Бытие 2:7). Он насадил сад, в котором было всё необходимое для жизни. Он предоставил дерево жизни, как залог вечного общения с Собой (Бытие 2:9). Он поставил перед человечеством задачу (Бытие 2:15) и наделил его, как милосердного управляющего властью над Своим творением (Бытие 1:28-30). Создав мужчину и женщину, Он обеспечил дружбу и сотрудничество между ними. Бог – Великий Источник всего. Именно поэтому одно из Его имён – Провидение.

Одиночество, уединение и индивидуализм не могут быть абсолютными ценностями.v Поэтому Бог создал сообщество, в котором обоюдные отношения могут обогатить жизнь каждого. «Не хорошо быть человеку одному…» (Бытие 2:18). Соответственно сообщество Адама и Евы, мужчины и женщины – это часть той реальности, которую Бог сотворил для счастья Своих людей. Их общность отражает общность, существующую в Божьем триединстве. То, что люди были нагими и не стыдились, подразумевает близость, свободу и открытость их взаимоотношений (Бытие 2:25), особенно в сравнении со стыдом, который они испытают впоследствии (Бытие 3:7).

Божье сообщество сотворило человеческое сообщество, и человеческое сообщество несёт на себе образ Божественного. Подобно тому как Бог, движимый любовью, Сам творил, чтобы поделиться своим триединым общением, Он и человеческое сообщество призвал наполнить землю потомками, которые стали бы отражением Божьего акта творения (Бытие 1:28). Через воспроизведение потомства они должны были наполнить землю Божьей славой. Адам и Ева (мужчина и женщина) должны были поделиться друг с другом и с теми, кому они дадут жизнь в любви, дружбой с Богом, которую они испытали на себе.

Адам и Ева были рождены в Божественном сообществе любви так же, как дети (по крайней мере, в идеале) рождаются в любящем сообществе своей семьи. Но даже в этом сообществе Бог оставляет Своим детям право выбора. Всё содержимое Сада, за исключением одного дерева, было для использования и возделывания. В центре сада Бог поместил «дерево познания добра и зла» (Бытие 2:9) и запретил им есть от него (Бытие 2:17). Бог предоставил Своим детям свободу выбора. Живя в Едеме, они должны были сделать свой собственный выбор: подчиниться Богу или ослушаться Его; есть или не есть запретный плод. Бог Сам создал место, в котором человечеству было предоставлено право сделать свой выбор либо в пользу общения с Богом, либо в пользу «познания добра и зла».

Итак, перед нами встаёт серьёзный вопрос. Зачем Бог предоставляет Своему творению свободу выбора? Почему бы Ему не поместить в Саду только дерево жизни и не сажать при этом другого дерева, символизирующего их возможный бунт против Него Самого? Зачем Бог поместил «дерево познания добра и зла» в Саду, в котором Его общение с людьми было таким целомудренным, невинным и чистым? Возможно, Он видит какой-то особый смысл в самом существовании выбора. По-видимому, выбор обеспечивает возможность подлинного и искреннего выражения любви. Может быть, истинная любовь возможна только при наличии свободы выбора.

Несколько лет назад мы с женой посетили бродвейский мюзикл «Звёздный экспресс». Это была чудесная пьеса, в которой актёры на роликовых коньках изображали поезда. Каждый актёр или актриса изображали либо локомотив, либо служебный вагон. Действие развивалось вокруг соперничества между старым паровозом и современным электровозом. Это соперничество привело к кризису во взаимоотношениях между старым паровозом и его служебным вагоном (представляющим собой его возлюбленную). Этот вагон встретился с искушением присоединиться к новому, более современному локомотиву. В решающей сцене старый паровоз пытается убедить её (вагон) остаться с ним и настаивает, чтобы она продолжала быть его служебным вагоном. Она ему отвечает, что если он любит её по-настоящему, то не может предъявлять к ней такие требования, потому что, если он силой заставит её остаться, тогда это уже не любовь. Её выбор остаться будет действительно добровольным, если она будет иметь реальную возможность уйти от него. Другими словами, если старый паровоз хочет подлинной искренней любви, тогда он должен позволить ей сделать свободный выбор: остаться с ним или уйти от него. Без реальной свободы существуют только принудительные взаимоотношения, основанные на силе и страхе.

Почему Бог предоставил людям свободу выбора в Саду? Этот вопрос связан с проблемой Божьего замысла. Бог намеревался создать сообщество любви, которое служило бы продолжением Его Собственного сообщества. Но при этом любовь должна стать результатом свободного выбора, а иначе это не настоящая любовь. Следовательно, Бог обеспечивает свободу выбора для того, чтобы Его люди смогли испытать подлинную любовь. Он обеспечивает им возможность уйти или остаться, потому что хочет подлинной любви, рождённой привязанностью и верностью. У Божьих творений должна быть свобода уйти, для того, чтобы у них была свобода остаться. Итак, Бог предлагает им выбор: дерево познания добра и зла или дерево жизни. Человечество может наслаждаться общением с Богом или искать свой собственный путь.

Простая сюжетная линия иллюстрирует мою точку зрения. Богатый принц влюбился в деревенскую девушку. У принца есть выбор. С одной стороны, он может отправить свою королевскую гвардию в деревню, похитить девушку и силой заставить её жить во дворце. В ответ девушка может воспротивиться похищению, и у неё будет нарастать горькое чувство, вызванное тем, что её силой оторвали от семьи. Соответственно, она никогда по-настоящему и искренне не полюбит принца, даже если он заставит её стать своей женой. Тогда принц никогда не обретёт того, что ищет. А ищет он обоюдного удовлетворения и взаимной любви. Используя силу для установления взаимоотношений, он никогда не будет уверен в том, что за «любовь» будет испытывать к нему его невеста. С другой стороны принц, став крестьянином, мог бы посвататься к деревенской девушке.vi Он мог бы жить в деревне и работать рядом с ней. Любовь зародилась бы свободно, и это стало бы основой её подлинности. Девушка не чувствовала бы принуждения, а богатство, власть и положение не стали бы мотивом любви. В этом случае принц знал бы, что невеста полюбила его добровольно, а не по принуждению.

Бог создал для Адама и Евы обстоятельства, которые предоставили им полную свободу выбора. Бог предложил им Своё общение. Он дал им возможность выбирать, чтобы их любовь родилась свободно, а не по принуждению. У Бога достаточно сил для принуждения. Действительно, однажды каждое колено преклонится, и каждый язык признает Иисуса Христа Господом к славе Отца (Филиппийцам 2:9-11). Настанет время, когда каждый преклонится перед неодолимым проявлением Божьей славы. Тогда Бог силой добьётся признания у тех, кто не сделал этого добровольно. Но Он не этого хочет. Он не желает «вынужденного признания» или «вынужденной любви». Он ожидает от Своего творения любви, рождённой в свободе, поскольку внутри Него Самого существует свобода любить. Бог желает взаимной любви, вырастающей из свободы общения, а не «любви по принуждению», являющейся следствием Божьей директивы.

Бог мог бы затащить нас во дворец и силой заставить жить с Ним, но любя нас, Он решил к нам посвататься, сделавшись сначала равным нам. В Саду Бог отождествлял Себя со Своими людьми, гуляя с ними; в искуплении Бог отождествил Себя со Своим народом, став одним из них в воплощённом Сыне (Иоанн 1:1, 14-18). Бог не заставляет нас жить с Ним, но подводит нас к тому, чтобы мы возжаждали Его, благодаря величию Его любви.

Аналогия с родителями и детьми снова помогает проиллюстрировать такие взаимоотношения. При благоприятных обстоятельствах дети рождаются в любящей семье, в которой бескорыстные родители принимают их и заботятся о них. Родители дарят свою безусловную любовь и ожидают взаимности. Они хотят, чтобы дети любили их так же искренне, как и они сами любят своих детей. Родители не хотят любви, к которой принуждают домашние правила и постановления. Мы не хотим вынуждённых объятий и заученного «я тебя люблю». Скорее мы хотим, чтобы наши дети были с нами в отношениях, свободно родившихся из чувства благодарности и искренней привязанности.

Точно также Бог жаждет и нашей любви. Поэтому Он предоставляет нам свободу выбора, являющуюся основой неподдельной любви. Предоставление свободы выбора открывает намерение Бога иметь с нами искренние взаимоотношения.

 Грехопадение: проклятый мир

Только что созданному сообществу Бог предоставил такие условия, благодаря которым люди могли наполнять землю своим потомством, и, олицетворяя великодушную царскую власть, заботиться об окружающей среде и радоваться присутствию Самого Бога. Бог создал Рай, Едемский Сад. Однако подлинная взаимная любовь подразумевает наличие свободы выбора. И Бог предоставил её им. Люди должны были принять решение. Они могли ответить на Божью любовь взаимностью или устремиться к своему собственному «познанию добра и зла».

 Риск человеческой свободы

Предоставив человечеству свободу выбора, Бог пошёл на риск. Он рисковал тем, что некоторые не ответят на Его любовь взаимностью. Родители идут на такой же риск, когда заводят детей. Отцовство и материнство несёт в себе неизмеримый потенциал взаимной любви и радости, но наряду с ним и неизмеримый потенциал боли и страданий. Когда наши дети отвечают на нашу любовь взаимностью, когда они обнимают нас и целуют, когда они с любовью заботятся о нас, радость почти беспредельна. Бог предполагал именно такие взаимоотношения в семьях, как отражение Своих Собственных взаимоотношений внутри триединства. Однако когда наши дети бунтуют, убегают из дома, проклинают нас, то боль непередаваема. Потенциал для радости уравновешивается равным потенциалом для боли. Боль никогда не была целью Бога, однако, даруя людям свободу, Он пошёл на риск.

Бог рисковал, что кто-то может предпочесть свои собственные интересы общению с Ним.vii Дар свободы означает, что человечество могло избрать либо свой собственный путь, либо Божье сообщество любви. Но если Бог хотел неподдельной взаимной любви, тогда Он должен был пойти на риск, предоставив человечеству свободу выбора. Без свободы выбора общение было бы поверхностным и неискренним.

Некоторые думают, что говорить о том, что Бог «пошёл на риск» неправомерно. Этот вопрос фактически поделил теологов на две группы. Например, Пол Хелм утверждает, что в Божьем мире риск отсутствует. Бог действует наверняка; Он знает будущее и Сам определил всё, что должно случиться. Бог ничем не рискует.viii Приводится такой довод, что если Бог идёт на риск, тогда Он уже не является всезнающим суверенным библейским Богом, Который управляет всем и ведёт мир к определённой цели. Другие теологи, такие как Уильям Хаскер, верят, что существование свободных творений предполагает наличие риска для Бога, так что «сотворение мира и управление им – это рискованное занятие для Него».ix Аргумент в пользу такой точки зрения заключается в том, что, если Бог ничем не рискует, тогда у людей нет настоящей свободы, ибо, если бы они были по-настоящему свободны, тогда могли бы действовать вопреки Божьим намерениям. И именно такие обстоятельства являются для Бога источником риска.

В каком-то смысле Бог идёт на риск, а в каком-то нет. Сценарий второй главы книги Бытие, в которой Бог предоставляет Адаму и Еве свободу выбора, отражает рискованную для Бога ситуацию. Если выбор действительно свободный, то есть, если Бог заранее его не предопределил, тогда Бог идёт на риск. Если этот выбор реален, тогда Он рискует быть отвергнутым. Он рискует, что взбунтовавшиеся дети обидят Его, а взаимоотношения будут нарушены. Где нет выбора, там нет и риска. Где нет риска, там не может быть выбора. Однако из текста ясно, что выбор был реальным, и Бог рисковал по-настоящему. Адам и Ева были ответственны за свой выбор.

Тем не менее, в каком-то смысле, Бог не рисковал. Риска не было, потому что любой выбор не был для Бога сюрпризом. Знание Бога абсолютно, или как сказали бы консервативные теологи: Бог всезнающ. Когда Бог решил приступить к сотворению, Он знал, что многие взбунтуются против Его намерений и отвергнут Его общество. Бог брал Своего Сына Искупителем мира ещё до сотворения Вселенной (1 Петра 1:20; см. Титу 1:2). Он знал о риске и о его последствиях. Перед сотворением Он уже планировал, как ответит на бунт человечества. Поэтому Бога не удивил грех Адама и Евы, хотя он и доставил Ему боль. Бог не предопределял их выбора. Но Он знал о нём. В соответствии с этим Он строил Свои планы. Бог не рискует, поскольку знает, что в конечном счёте достигнет Своих целей и приведёт Свой замысел, касающийся творения, в исполнение. Бог никогда не теряет контроля над ситуацией, даже и тогда, когда предлагает Своему творению свободу выбора.

Мы всегда должны держать в поле зрения обе истины, несмотря на то, что между ними существует некоторая напряжённость. С одной стороны Адам и Ева сделали реальный выбор, за который они несут ответственность. С другой стороны, Бог знал, какой выбор они сделают. Писание, по-видимому, отражает обе точки зрения, и мы должны привести их к гармонии, поскольку важна и та и другая.x Напряжённость между двумя точками зрения учит нас тому, что, предлагая реальную свободу выбора, Бог действительно идёт на риск человеческого бунта, но в то же самое время Он не удивлён, не обманут и не выбит из колеи сделанным ими выбором. Бог остаётся суверенным даже тогда, когда предлагает людям реальную свободу.

Поскольку мы должны постоянно соблюдать баланс между человеческой мерой ответственности и Божьей суверенностью (тема, к которой мы вернёмся в последующих главах), то следует подчеркнуть, что в тот исторический момент человечество обладало реальной свободой. Адаму и Еве была предоставлена реальная свобода выбора. У них была возможность выбора из двух диаметрально противоположных вариантов, то есть они могли выбирать: вкушать или не вкушать запретный плод. Это был не просто выбор между двумя альтернативами: съесть запретный плод А или запретный плод Б. Это был выбор между двумя взаимоисключающими вариантами – между тем, что было запретным и тем, что не было запретным (любой другой плод в Саду).

Более того, это не был выбор, определённый их природой, как если бы они должны были выбирать в соответствии с предопределёнными склонностями. Бог создал их, и они были «хороши весьма». Они не были предназначены для бунта против Бога. Бунт не был их природой. Они были созданы для общения с Богом и жили в общении с Ним. Следовательно, их решение съесть запретный плод шло вразрез с их природой. И, тем не менее, они сделали этот выбор. Мы можем только верить, что их выбор был самостоятельным. Они сами приняли решение съесть запретный плод. Никакие злые импульсы их сотворённого естества не вынуждали их сделать это.

Таким образом, первые люди были созданы грешить или не грешить. Нигде не написано, что Бог предопределил для Адама и Евы выбор бунта. Нет никаких оснований полагать, что Бог был первопричиной совершённого ими зла. Бог знал, что они согрешат, но Он не предопределял этого. Не было это предопределено и их природой, поскольку их сотворённое естество было чистым и правильным. Они добровольно сделали свой выбор, хотя и под влиянием змея. Бог предоставил им реальную свободу выбора, и их выбор был неверным.

Таким образом, Бог несёт ответственность за предоставление свободы выбора. Этот дар должен был служить осуществлению Божьей цели, потому что Бог желал искреннего общения с людьми. Однако злоупотребление этой свободой на совести человечества.

 Бунт приводит к суду

Бог сосредоточил выбор на двух плодовых деревьях: «дереве жизни» и «дереве познания добра и зла». Божий подход в данном конкретном случае часто вызывал издевательства и насмешки со стороны тех, кто думал, что совершенно несправедливо выносить приговор человечеству на основании какого-то кусочка плода. И, всё-таки, что же в действительности означает этот плод? Некоторые думают, что Бог просто создал условия для грехопадения Адама и Евы или что Он всего лишь подверг испытанию их послушание, чтобы посмотреть, подчинятся ли они в малом, кажущемся незначительным, деле. В обоих случаях Бога представляют садистом, манипулирующим Своими людьми, заинтересованным лишь в том, чтобы отыскать способ превратить незначительную вещь в великое испытание послушания, или Богом, которому просто нравится наблюдать за нами, независимо от того, имеет ли кусочек плода какое-то значение или нет. Однако такие воззрения неправильно истолковывают значение деревьев в Саду.

Когда Бог поставил Адама и Еву перед выбором, это была отнюдь не пустяковая проверка, с тем чтобы посмотреть, перейдут ли они черту, Им на песке. Скорее это был выбор между жизнью в общении с Богом и независимой жизнью без Бога. Эти деревья говорят не о плодах. Они говорят об общении. Они говорят о жизни и смерти, о выборе между жизнью с Богом и жизнью без Бога. Деревья символизируют этот выбор, а выбор отражает то, чего действительно желает сердце.

Вопрос о том, что собой представляет «дерево познания добра и зла» имеет длинную историю дебатов. Мнения варьировали от сексуального знания до абсолютного знания, от постижения до опытного знакомства с грехом.xi Однако все они ошибочны. Адам и Ева уже знали о сексуальных отношениях через единство плоти. Бог создал их, чтобы они наполняли землю своими потомками. Они также обладали способностью , поскольку поставленный перед ними выбор включал в себя понимание того, что съесть один определённый плод – это правильно, а съесть другой – неправильно. По крайней мере, они обладали моральным знанием того, что съесть запретный плод – неправильно. Абсолютное знание также не имеет отношения к съеденному плоду. Верный ответ не может быть связан и с практическим познанием греха, потому что Бог, изгоняя их из Сада, признал, что они стали такими же, как Он в познании добра и зла (Бытие 3:22), а Бог не грешил.

Гамильтон предлагает лучший вариант. Он считает, что это понятие имеет отношение к «моральной автономии» формулировать и оглашать решение о законности. Гамильтон делает вывод, что человечеству запрещено «иметь власть решать [для него самого], что в [его] лучших интересах, а что – нет». Эта прерогатива принадлежит только Богу, однако человечество стало подобно Богу в том, что через «познание добра и зла» (Бытие 3:22) оно заняло центральное место, самостоятельно решая, что , а что нет. Адам и Ева сами стали богами, когда низвергли авторитет Бога. Они пришли к познанию добра и зла, как независимые субъекты, взбунтовавшиеся против авторитета Бога. Согласно комментарию Гамильтона, когда человечество «пытается действовать самостоятельно, оно, в самом деле, пытается стать богоподобным».xii

Поэтому в выборе, предложенном Адаму и Еве, не было ничего незначительного и поверхностного. Это главный выбор, который предстоит сделать. Кому мы будем служить? Это вопрос верности – либо мы подчинимся Богу в общении любви, либо будем стремиться к независимости от Него, основываясь на своей собственной моральной автономии. Первый грех человечества – это его главный грех: самонадеянное продвижение по своему собственному пути. Адам и Ева стали подобны Богу, когда взяли на себя познание добра и зла (Бытие 3:5; сравни 3:22). Змей соблазнил их. «Вы будете как боги», обещал он; вы будете автономными и независимыми, и сможете идти своим путём в этом мире. Вы больше не будете зависеть от Бога и служить Ему. Если вы съедите плод, то станете взрослыми и сами сможете выбирать свой собственный путь. В этом состоит истинная точка зрения Просвещения – обещание зрелости через независимое рациональное решение.

Обещания и предостережения, связанные как с тем, так и с другим исходом выбора, свидетельствуют о его значительности. Когда человечество делает выбор в пользу служения Богу, оно выбирает жизнь, радость и общение в Божественном сообществе. Когда же человечество начинает поиски своего собственного пути, это может на первый взгляд выглядеть как освобождение, но в действительности это путь к смерти. Выбор между двумя деревьями был выбором между жизнью в Саду с Богом и смертью вдали от Бога за пределами Сада. Когда Адам и Ева выбрали автономию и провозгласили свою собственную независимость, они были изгнаны из Сада и из Божьего присутствия (Бытие 3:22).

О наказании смертью недвусмысленно говорится в Книге Бытие 2:17б, однако в понимании основного значения существуют разногласия. В тексте буквально говорится «ибо в день, в который вкусишь от него, смертью умрёшь». Некоторые считают, что это означает, что Бог должен был поразить Адама и Еву смертью сразу же, как только они съели запретный плод. Поскольку Бог не убил их в тот же день, когда они съели запретный плод, многие заключили, что Бог говорил о духовной смерти, то есть об отделении от Бога. Однако это не соответствует значению слова «смерть» в Книге Бытие. Как будто бы для того, чтобы напомнить нам о приговоре Адаму и Еве, начиная с пятой главы Книги Бытие, повторяются одни и те же слова: «и потом он умер… и потом он умер… и потом он умер… и потом он умер» (5:5,8,11,14,17,20,27,31; 9:29 и т. д.). Другими словами, приговор был приведён в исполнение. Сделав выбор в пользу собственной автономии, Адам и Ева выбрали смерть и передали её своим потомкам (см. Римлянам 5:12). Поскольку все другие ссылки на смерть в Книге Бытие имеют в виду физическую смерть, тогда следовало бы , что ссылки на смерть во второй и третьей главах являются исключениями. В Книге Бытие нет мест, которые бы описывали смерть другими терминами, кроме тех, которые означают смерть физическую, хотя духовная смерть также подразумевалась. Смерть правит человечеством, потому что Адам и Ева выбрали свой собственный путь.

Самой лучшей интерпретацией выражения «смертью умрёшь» является то, что это есть оглашение наказания, которое влечёт за собой не только обещание смертного приговора, но также и формальное заявление, что тот, кому оно адресовано, заслуживает смерти. Это фраза дважды использована в Книге Бытие 20:7 и 26:11 именно с таким двойным подтекстом, и в обоих случаях Бог Сам обращается к действующим лицам драмы. Бог приведёт в исполнение оглашённое наказание. Идея о том, что субъект подпадает под наказание, назначенное Богом или царём, помимо Книги Бытие содержится и в других местах Библии (1 Царств 14:44; 22:16; 3 Царств 2:37,42; 4 Царств 1:4,6,16; Иеремия 26:8; Иезекииль 3:18; 33:8,14). В этих примерах нет ничего такого, что требовало бы немедленной казни. На самом деле иногда существуют отсрочки. Как заметил Гамильтон, всё, что эта фраза «ясно передаёт – это оглашение смертного приговора Божьим или королевским указом».xiii Более того, «день, в который вкусишь от него» свидетельствует об определённости, а не о хронологии или о сроках. Например, Симею грозила смерть «в день», когда он пересечёт Кедрон, однако он не был казнён в тот же самый день (3 Царств 2:37,42). Выражение является идиомой древнееврейского языка, которая подчёркивает неизбежность смерти без необходимости точного определения дня. Как говорит Воз, оно является образным выражением «неизбежного конечного результата».xiv Оно декларирует, что некто заслуживает смерти, и приговор определённо будет приведён в исполнение, хотя и с возможной отсрочкой. Фраза «ибо в день … смертью умрёшь» содержит ссылку на время, в которое человек подпадает под смертный приговор, без приведения его в исполнение.

Взаимосвязь греха Адама и смерти является темой, которую раскрывает Павел в двух новозаветных текстах. Он определённо соотносит грех Адама с физической смертью и не только со смертью самого Адама, но и глобальной смертью, которой подвластно всё творение. Грех Адама имел глобальное воздействие. Он навлёк смертный приговор на всё человечество. Что бы конкретно ни означал стих 5:12 из Послания к Римлянам, становится ясно, что грех Адама вынес миру смертный приговор, и, в результате, смерть правит миром. Смерть правит человечеством, потому что «в Адаме все умирают» (1 Коринфянам 15:22).

Смертный приговор оказал глобальное воздействие, потому что он привёл к отлучению первой супружеской пары от дерева жизни. «Путь к дереву жизни» был закрыт (Бытие 3:24), и, следовательно, был перекрыт доступ к вечной жизни в обществе Бога. Человечество не было создано бессмертным, иначе люди никогда бы не умирали. Однако смерть вторглась в Рай в наказание за их греховный выбор. Изгнанное из Сада человечество познало смерть на собственном опыте (Бытие 5). Доступ к дереву жизни означает жизнь в обществе Бога, а без доступа к дереву жизни теряется общение с Богом и людей ждёт неизбежная смерть. Человечеству был предоставлен выбор, и люди выбрали смерть.

Но почему они выбрали смерть, когда могли бы выбрать жизнь? Разве каждый отдельный человек не выбрал бы жизнь? Возможно, но если он убеждён, что «выбор смерти» всего лишь вводящая в заблуждение вывеска, оберегающая выбор чего-то лучшего, чем «жизнь», тогда он может выбрать «смерть». Если «выбрать смерть» на самом деле означает получение власти и знания того, что могло бы сделать его подобным Богу, тогда выбор «смерти» должен был показаться предпочтительным. Не это ли произошло с Евой? Змей убедил Еву, что если она съест запретный плод, то ей откроется доступ к знанию, принадлежащему только Богу. И в гордыне она захотела стать подобной Богу. Она пожелала «мудрости» (Бытие 3:6) и поэтому съела то, что есть было запрещено, и она это знала. Но она думала, что запрещение было вызвано тем, что Бог «охранял Свою территорию» и что Он не хотел, чтобы кто-либо ещё кроме Него Самого знал то, что знает Он. Ева провозгласила свою моральную власть над Богом и действовала автономно, чтобы ухватить то, что хотела. Она съела плод, думая, что Бог обманывал её и мешал достичь равенства с Ним. Она выбрала то, что, как она думала, было в её собственных интересах. Но она обманулась в своих ожиданиях.

Обманщиком оказался змей. О нём нам известно немного, хотя он часто ассоциировался с сатаной (причём сам текст не даёт такого определения). Из текста мы знаем, что создал этого змея Бог (Бытие 3:1). Однако мы знаем, что какова бы ни была причина, он появляется как коварный соблазнитель. Змей обращается к обоим (как показывает множественное число «вы» в Бытии 3:2-5), однако отвечает только Ева. Адам рядом «с ней» (Бытие 3:6)1, однако он молчит. Змей изображает Бога лживым угнетателем, манипулирующим людьми в Своих интересах. Бог не хочет, чтобы они знали то, что знает Он. В действительности Он просто не хочет, чтобы люди стали подобны Ему. У Бога есть скрытый план. Однако если вы съедите плод, который Бог запретил есть, обещает змей, тогда вы станете как Он и увидите, каков Он на самом деле. Бог вам будет больше не нужен, неявно обещает змей, потому что вы будете такими же мудрыми как Он.

Еву обманули, и она съела плод. Однако Адам не был обманут (1 Тимофею 2:14), но, тем не менее, он тоже ел. Ева поверила, что может обладать Божьей мудростью и стать подобной Богу. Адам же предпочёл Еву, а не Бога. Ева хотела мудрости и взяла на себя инициативу в грехе. Адам пожелал Еву сильнее, чем Бога и вместе с ней ел плод. Они оба согрешили в своей гордыне. Оба предпочли сиюминутное удовольствие общению с Богом. Оба предпочли творение Самому Творцу. Вместо Дарителя они выбрали подарки.

Этот выбор имел важное значение. Он не был легкомысленным или поверхностным. Он отражал суть цели, намеченной Богом для Своего творения. Бог намеревался разделить Своё общество со Своими людьми, однако они выбрали свой собственный вариант сообщества. Вместо ответной любви к Богу они выбрали собственную моральную автономию. Вместо того чтобы наслаждаться родительской любовью своего Бога, они выбрали собственную независимость. Их грех не был кражей яблока с соседского дерева, которая могла повлечь за собой незначительное наказание. Скорее, это было провозглашение своей собственной независимости от Бога. Это было утверждение своей собственной воли. Они выбрали свой собственный путь. Ирония состоит в том, что выглядевшее как наилучший вариант выбора в действительности оказалось дорогой к смерти. Древнееврейская притча так резюмирует эту точку зрения: «Есть пути, которые кажутся человеку прямыми; но конец их – путь к смерти» (Притчи 14:12).

 Значение проклятия

Хотя Бога часто изображали жестоким судьёй, лучшее представление о Нём, складывающееся из повествования в 3 главе Книги Бытие – это страдающий Отец. Конечно, смертный приговор, как законное наказание, вынесен, однако Богу больно и стыдно за первую супружескую пару. Бог приходит к ним, подобно родителям, приходящим к своим детям, для того чтобы получить какие-то объяснения относительно их поведения. Обычно родители ожидают таких объяснений, потому что они расстроены, а не потому, что пытаются определить наказание. Бог задаёт несколько вопросов, но не потому, что ничего не знает. Он просто хочет привлечь внимание Своих детей. Его вопросы прямы по форме и глубоки по содержанию (Бытие 3:9-11). «Где ты?» – спрашивает Бог. Адам ответил: «Я скрылся потому, что я наг». «Кто сказал тебе, что ты наг?» – спросил Бог. Это скорее вопросы расстроенного отца, чем сердитого судьи, хотя при этом могут сосуществовать и тот и другой.

Бог расстроен, разочарован и опечален их грехом. Адам и Ева нарушили Его заповедь. Однако хуже того, они предпочли прервать общение с Богом. Каждый родитель знает, что важно не правило, а взаимоотношения. Правило – это символ взаимоотношений. Нарушить правило, перейти границы – это нарушить взаимоотношения, которые существуют между родителями и ребёнком. Подобно тому, как бунтарское провозглашение ребёнком собственной независимости огорчает его родителей, также и грех Адама и Евы опечалил Бога. Тон Его голоса, возможно, был более похож на: «Как вы могли?», чем на: «Сейчас я до вас доберусь».

И всё-таки, Бог действует здесь как судья. Заслуженное наказание . Бог верен своим обещаниям и угрозам. Бог – не садист. Он – святой. На карту поставлена святость сообщества. Бог есть свет, и никакая тьма не может существовать внутри Его сообщества. Свет должен рассеять тьму, потому что они не могут сосуществовать в одно и то же время в одном и том же месте. Человечество отвергло общение с Богом и провозгласило свою моральную независимость. Святость Бога не может сосуществовать со злом. Автор псалма подтверждает: «Ибо Ты Бог, не любящий беззаконие; у Тебя не водворится злой» (5:5). Следовательно, наказание, вызванное человеческим непослушанием, должно было быть приведено в исполнение. Однако Божье осуждение является не местью, а результатом человеческого выбора породниться с тьмой, которая не может пребывать в вечном Божьем свете.

Сейчас смерть правит человечеством как ненасытный тиран. Это совсем не то, что задумал Бог. Когда Он сотворил человечество, то «немного … умалил его пред Ангелами; славою и честью увенчал его», и дал ему господство над творением и всё положил к его ногам (Псалом 8:6). Человечество управляло творением. Однако сейчас смерть господствует над самим человечеством. Грех изменил его судьбу. Человечество было создано наследовать землю и заботиться о ней. Однако сейчас им самим управляет враждебная сила, чего Бог никогда не хотел. Автор Послания к Евреям имеет в виду именно это, когда, процитировав 8 Псалом, замечает: «Ныне же ещё не видим, чтобы всё было ему (человечеству) покорено» (Евреям 2:8б). Скорее мы видим, что человечество само подвластно смерти (Евреям 2:8-9,14-15).

Хотя Бог и не хотел смерти, но она стала наказанием за грех. «Жало же смерти – грех» (1 Коринфянам 15:56а). Грех подчинил человечество власти смерти. «Сила греха – закон» (1 Коринфянам 15:56б). Закон предусматривал смертный приговор (проклятие) для тех, кто согрешил. Грех наказывался смертью. Вне зависимости от того, был ли это Закон Моисея (Второзаконие 30:19-20), повеления Иисуса (Матфей 7:21-23; сравни 1 Коринфянам 16:22), закон, существовавший в период времени от Адама до Моисея (Римлянам 5:13-14), или простое правило, установленное для первой супружеской пары в Саду («а от дерева познания добра и зла, не ешь от него», Бытие 2:17), закон проклинает нарушающих его. Он взыскивает наказание. Следовательно, смерть правит потому, что правит грех (Римлянам 5:12-14). Когда Адам и Ева согрешили, они впустили в мир смерть, потому что смерть приобрела свою силу в качестве проклятия, причитающегося за грех. Итак, вследствие греха прекрасное Божье творение подпало под проклятие.

Что-то изменилось, когда грех поднял свою безобразную голову посреди прекрасного Божьего творения. Смерть вторглась в него и превратила прекрасное творение в падшее. Она превратила рай в бесплодную пустыню. Там, в Саду радости, где когда-то был реализован план создания общности Самого Бога с Его творением, грех разрушил эту общность, а смерть превратила радость в плач. Мир стал другим. Он покрыт саваном смерти (Исаия 25:7). Он проклят и погрузился в процесс деградации и умирания. Вследствие греха Бог покорил своё творение «суете» (Римлянам 8:20). Всё творение сейчас стонет под бременем проклятия.

Третья глава Книги Бытие подводит итог произошедшему. Сам Бог произносит проклятие. Он проклинает змея (Бытие 3:14) и землю (Бытие 3:17). В контексте этих проклятий Бог открывает последствия, которые грех первой супружеской пары окажет на их собственную жизнь. Вместо дружбы, которую в своей беседе предвкушали Ева и змей, между ними появляется вражда (Бытие 3:15а). Вместо абсолютной радости деторождения мать будет испытывать боль (Бытие 3:16а). Вместо наслаждения гармоничной радостью брака во взаимодополняющем союзе женщина будет стремиться управлять своим мужем, а муж будет с ней жестоко обращаться с тиранической властью (Бытие 3:16б).xv Вместо приносящей радость заботы об Едемском Саде мужчина мучительно и в поте лица своего будет обрабатывать землю (Бытие 3:17-19). Вместо радостного союза с Богом через посредство дерева жизни человечество теперь будет возвращаться в прах земной, из которого оно и было создано (Бытие 3:19).

Последствия греха включают в себя разрушение взаимоотношений и гармонии. Гармония между человечеством и природой нарушена, так как теперь сама природа бунтует против своего правителя. Змей враждебен женщине. Рождение ребёнка из естественного процесса превратилось в болезненное напряжение. Земля враждебна человеку. Радостная работа превратилась в мучительный тяжёлый труд. Разрушена гармония между людьми. Женщина теперь стремится контролировать своего мужа, и муж отныне господствует над женой и оскорбляет её. И, как каждый может прочитать в 4 главе Книги Бытие, в довершение ко всему брат убьёт брата. Грех вдребезги разбил умиротворение творения. Грех – это «варварство по отношению к Шалому2».xvi Он вводит в прекрасное Божье творение такие чуждые элементы, как враждебность, боль и смерть. Бог не только не создавал этого, но даже и не намеревался, однако они появились как последствия греха. Именно к этому приводит грех. Он обладает врожденным деструктивным качеством. Он извращает всё хорошее. Он разрушает всё добродетельное. Он несёт смерть туда, где была жизнь. Грех – это динамичная сила, приносящая опустошение в прекрасное Божье творение. Подобно предприятию по открытой добыче руды, грех сдирает с творения мир, радость и гармонию.

И хотя Бог действует как судья, проклинающий Своё прекрасное творение для того, чтобы осуществить наказание за грех, тем не менее Он остается милосердным Отцом. Даже описывая прямые последствия греха, Бог предлагает Своим детям благодать. Отныне между Евой и змеем существует вражда, однако потомок Евы, в конце концов, поразит змея (Бытие 3:15). Рассказчик провидит время, когда добро победит зло. Окончательно, как видно в свете последующего откровения, Бог через Иисуса Христа поразит зло, которое олицетворяет змей (сравни с Посл. к Римлянам 16:20). И у нас есть причина назвать это «первым провозглашением благой вести».xvii

Впоследствии человечество продолжит своё существование. Смертный приговор не будет немедленно приведён в исполнение. Хотя Адам и Ева изгнаны из Сада, и их ждёт неизбежная смерть, они ещё будут продолжать жить за пределами Сада. Более того, Бог оставляет им благо деторождения, хотя и приправленное болью. Бог всё ещё ищет Себе людей и по Своей милости позволяет человечеству жить. По Своей милости Бог сохраняет первоначальную точку зрения на творение, согласно которой человечество наполнит землю своими потомками и создаст для Него народ. Божьими действиями руководит первоначальный замысел в отношении падшего человечества. Бог дарует человечеству благо жизни, хотя оно заслуживает смерти. Однако наказание будет осуществлено, хотя по Божьей милости оно отсрочено. Промедление со вторым пришествием Христа также является выражением терпеливого милосердия Божьего (2 Петра 3:9).

Фундаментальным смыслом проклятия является изгнание первой супружеской пары из Сада, повлекшее за собой два немедленных результата. Во-первых, оно означало отлучение Адама и Евы от жизни в общении с Богом. Они больше не смогут гулять по Саду в Его присутствии. Их изгнание означало отделение от Божьего святого сообщества любви. Во-вторых, оно означало неизбежную смерть. Поскольку у них больше не было доступа к дереву жизни, они жили жизнью людей, приговорённых к смерти. Они заслужили смерть, потому что вне Божьего сообщества нет жизни. Венхам подчёркивает эти моменты:

Очевидно, что человек не умер в тот самый день, когда ел от дерева. Однако в завершающих стихах главы вновь появляется символизм святилища и соответствующий язык (3:21-24). Бог одевает супружескую пару и изгоняет её через восточный вход в Сад, у которого поставлены херувимы, охраняющие дерево жизни. Эти образы предваряют замысел Скинии и связанных с ней установлений. Скиния, подобно Едемскому Саду, была местом, где Бог прогуливался со Своим народом. Быть изгнанным из Израильского сообщества или быть отвергнутым Богом означало ощутить смерть при жизни; обоим случаям соответствовало траурное поведение.

Изгнание из Сада радости, где жил Сам Бог, должно было рассматриваться набожным человеком древнего Израиля как ещё более катастрофическое событие, чем физическая смерть. Последнее было окончательным знаком и печатью духовной смерти, которую человеческая пара испытала в тот самый день, когда вкусила плоды запретного дерева.xviii

Таким образом, физическая смерть была наказанием, взысканным в контексте духовной смерти. Изгнание из Сада символизировало и то и другое. Оно означало, что человечество было изгнано из Божьего сообщества, и что следствием этого изгнания стала физическая смерть. Дерево жизни – это библейский символ обоих видов жизни (духовной и физической), и отлучение от него влечёт за собой оба вида смерти (духовную и физическую). Оба вида смерти являются частью проклятия.

 Резюме

История сотворения говорит о замысле Бога. Он задумал союз и жизнь. Бог сотворил жизнь, обеспечил средства к существованию и предоставил дерево жизни. Бог намеревался создать такое сообщество, которое могло бы отражать и олицетворять гармонию, радость и дружбу в Его сообществе. Он намеревался поделиться Своей властью с теми, кто носит Его образ, чтобы они могли заботиться о земле и быть на ней Его представителями. Он планировал, чтобы люди наполнили землю и через союз с Ним прославили бы Его.

Как говорит нам Писание, этот замысел находится на первом плане на протяжении всей Божьей истории. От начала до конца, от сотворения до эсхатона3, Бог ищет Своих людей, с которыми Он мог бы поделиться Своею любовью. Бог хочет, говоря языком Нового Завета, koinonia (общения, дружбы). Через искупление Бог призвал нас в «общение Сына Его» (1 Коринфянам 1:9) радоваться «общению Святого Духа» (2 Коринфянам 13:14) и общению с Отцом (1 Иоанна 1:3). Через искупление Бог предлагает нам Своё триединое общение подобно тому, как Он сделал это при сотворении. Каждый христианин был погружён (крещён) в сообщество Отца, Сына и Святого Духа (Матфей 28:19). Как при сотворении, так и при искуплении такое сообщество было целью Бога, и ею Он руководствовался во всех Своих действиях в этом мире. Это фундаментальный структурный принцип всей Божьей истории. Он определяет Его заранее предусмотренные действия. Бог ищет Свой народ – и это было верно как при сотворении, так и в этом падшем мире.

Книга Бытие (гл.2-3) объясняет, что произошло с прекрасным Божьим творением. То, что было «хорошо весьма», сейчас пало. Гармония первоначального творения была нарушена. Наполненный смертью мир, каким он является теперь, очень отличается от мира, созданного Богом. Исходное творение демонстрировало Божье стремление к гармонии, миру, радости, жизни и общению. А существующий сейчас падший мир демонстрирует враждебность, боль, разорение и смерть. Мир изменился вследствие греха. Вместо того чтобы радоваться общей жизни с Богом, человечество предпочло свой собственный путь. Грех разрушил исходное Божье творение, и Бог наложил проклятие на падший мир. Бог покорил его суете (Римлянам 8:20).

Однако эта история – это не просто рассказ о первой супружеской паре, а образный отчёт о реально существующем грехопадении каждого человека. Каждое человеческое существо – это Адам и Ева. Мы все согрешили (Римлянам 3:23). Мы все не оправдали ожиданий и лишены славы Божьей, которую Он нам предназначил. Каждый из нас испытал собственное грехопадение. Все мы вспоминаем некое состояние невинности с точки зрения своего грехопадения. Мы не подозревали о своей невинности, пока не осознали свой собственный грех. И теперь мы оплакиваем свою невинность, когда признаём свой грех. История Адама и Евы – это наша с вами история. Её Автор предполагает, что мы отождествим себя с Адамом и Евой и признаем, что их история является прообразом нашей собственной истории. Подобно им мы предпочли бунт и отвергли невинность. Мы были изгнаны из Сада. Смерть властвует и над нами. Мы тоже под проклятием. История, изложенная во второй и третьей главах Книги Бытие, – это история человеческих взаимоотношений с Богом. Это история сотворения, грехопадения и обещание искупления. Это не только грехопадение Адама, это и наше собственное грехопадение. Это не только проблема Адама, это и наша проблема.

Однако Бог милосерден. Он был милосерден к Адаму и Еве. Он дал им одежду и позволил жить за пределами Сада. Эти обстоятельства отличались от тех, что задумал Бог. После проклятия мир стал совсем другим. Однако намерения Бога не изменились. Он хочет иметь Свой Собственный народ, с которым мог бы находиться в общении святой любви. Сейчас Бог намерен искупить Свой падший мир. Он покорил его бессмысленности и тщете, однако также даровал ему надежду (Римлянам 8:20-21). Бог намеревается искупить падший мир и освободить его от проклятия. Он намеревается уничтожить смерть и обновить Своё творение. Однажды, когда появятся новые небеса и новая земля, Бог всё обновит «и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет» (Откровение 21:4). Наступит день, когда «ничего уже не будет проклятого» (Откровение 22:3а).

Что же Бог предпринимает, учитывая падшее состояние мира? Как Бог с ним обращается, для того чтобы исполнить Свой первоначальный замысел? Что же, в конце концов, Бог делает? История продолжается…

Следующая глава

Оглавление

1 В английском переводе Библии указано, что Адам был «с ней», прим. перев.

2 Шалом – мир (евр.), прим. перев.

3 Эсхатон – время второго пришествия Христа, от греческого слова «eschaton» – последний, прим. перев.

i

Peters, Ted. God as Trinity: Relationality and Temporality in Divine Life (Louisville, KY: Westminster/ John Knox Press, 1993), pp. 81-145 дает обзор современной мысли. См. LaCugna, Catherine Mowry. God for us: The Trinity & Christian Life (Harper San Francisco, 1991).

ii Grenz, Stanley. Theology for the Community of God (Nashville: Broadman & Holman, 1994), pp. 133-139.

iii Bloesch, Donald. God the Almighty: Power, Wisdom, Holiness, Love. Christian Foundations, 3 (Downers Grove, IL: Inter Varsity, 1995), pp. 35-40.

iv Piper, John. Desiring God: Meditation of a Christian Hedonist (Portland, OR: Multnomah, 1986).

v Бог благословляет некоторых людей безбрачием ради Своего царства (1 Коринфянам 7:7). Но христианское безбрачие не является одиночеством, так как оно существует в контексте общинной жизни церкви.

vi Kierkegaard, Soren. Philosophical Fragments. Trans. by David Swenson (Princeton: Princeton University Press, 1962), pp. 14-15. Этот образ использован как аналогия для воплощения Иисуса.

vii Были, конечно, и другие альтернативы. Например, Адам мог любить или ненавидеть Еву, он мог издеваться над ней, или она могла издеваться над ним и т. д. Деревья, однако, символически концентрируют внимание на выборе между общением с Богом и автономией человека.

viii Helm, Paul. The Providence of God. Contours of Christian Theology (Downers Grove, IL: Inter Varsity, 1994), pp. 39-68.

ix Hasker, William. God, Time, and Knowledge (Ithaca, NY: Cornell University Press, 1989), p. 197.

x Хорошим примером теологической гармонизации может служить книга Cottrell, Jack. What the Bible Says about God the Creator (Joplin, MO: College Press, 1983), pp. 274-292. Хороший философский анализ содержится в Plantinga, Alvin. God, Freedom and Evil (New York: Harper & Row, 1974), pp. 66-72. Классическое обсуждение вопроса можно прочесть в Thomas Aquinas, Summa Theologica, Part 1, Question 14.

xi См дискуссию Wenham, Gordon J. Genesis 1-15. World Biblical Commentary, 1 (Waco, TX: Word Books, 1987), pp. 62-64 и Hamilton, Victor P. The Book of Genesis, Chapter 1-17. The New International Commentary on the Old Testament (Grand Rapids: Eerdmans, 1990), pp. 163-166.

xii Hamilton, Genesis, p. 166

xiii Ibid, p. 174.

xiv Vos, Geerhardus. Biblical Theology: Old and New Testaments (Grand Rapids: Eerdmans, 1948), p. 49.

xv Сравни Foh, Susan T. “What Is the Woman’s Desire?” Westminster Theological Journal 37 (1974/75): 376-383. О роли полов см. Piper, John and Wayne Grudem, eds. Recovering Biblical Manhood and Womanhood: A Response to Evangelical Feminism (Wheaton, IL: Crossway Books, 1991) и Cottrell, Jack. Gender Roles and the Bible: Creation, the Fall, & Redemption (Joplin, MO: College Press, 1994).

xvi Plantinga, Cornrlius. Not the Way It’s Supposed to be: A Breviary of Sin (Grand Rapids: Eerdmans, 1995), p.7.

xvii См. Lasor, W.S. “Prophecy, Inspiration, and Sensus Plenior.” Tindale Bulletin 29 (1979): 57.

xviii Wenham, Genesis, p. 90.