Выбор места для дома

Время шло, пошёл второй месяц нашего пребывания на новом месте. Я постепенно покупал всё новый и новый инструмент: огородный и для работ по дому, купил электродрель, конечно же, фирмы «Макита», глубокую тележку на двух колёсах, два шланга по 20 метров для того, чтобы качать воду из колодца, а не таскать её вёдрами. Наш быт постепенно налаживался, на улице теплело, мы привыкали к сельской жизни. Я, наконец, разобрался, в чём же дело с бензокосой. Через месяц после покупки съездил на рынок и сказал продавцу, что в следующий раз приеду сдавать косу обратно. Он расспросил меня, какие возникают проблемы, и дал несколько советов. Приехав домой, я тут же открыл и проверил воздушный фильтр. Оказалось, как и предполагал продавец, что небольшое отверстие для забора воздуха было аккуратно заклеено круглой бумажкой со штампом технического контроля. Удивительно, что при этом мотор хоть иногда работал!

Мы долго думали, где же всё-таки ставить новый дом. Несмотря на то, что земли у нас много, вариантов было мало. Наш участок расположен на склоне горы, и самое ровное место находится у дороги в самом верхнем месте участка. Здесь уже стоит дом и большой сарай. Поскольку дом нас разочаровал, мы готовы были снести его и построить новый на его месте. В таком случае во время строительства нам пришлось бы жить в сарае. Сарай разочаровывал ещё больше – огромные трещины в стенах, земляной пол. Что нам нравилось в сарае, так это его размеры и черепичная крыша. После обдумывания всех вариантов, я предложил начать строить гараж справа от существующего дома, для того, чтобы в нём смогла жить бригада строителей из Кирова. Мы будем жить в каменном доме, а сарай снесём сразу и на его месте построим новый дом. Таня со мной согласилась, и мы начали действовать.

Дом и сарай

Дом и сарай

Незадолго до этого мы познакомились с Сергеем, местным строителем, верующим, членом церкви евангельских христиан-баптистов. Он живёт в 25 км от нас, в посёлке Светлый Путь Ильича (сокращённо Светлый Путь). Мы договорились, что он тут же начнёт строить нам гараж. Мы выбрали конкретное место для гаража и наметили колышками границы фундамента. Я заказал размеры гаража: шесть на пять метров. Когда я измерил гараж после строительства, так и оказалось, но я-то имел в виду внутренние, а не внешние размеры! Это оказался далеко не единственный случай, когда я думал одно, а строители – другое. После завершения всех строек я, наконец, понял, что нужно всегда чётко оговаривать все детали, и самое главное – размеры.

В том месте, где должен был стоять гараж, уклон казался небольшим, но всё равно составил 95 сантиметров при длине гаража шесть метров. Поняв это, мы попросили Сергея прикинуть, каков будет перепад высоты фундамента у нового дома, если строить его на месте сарая. Получилось, что при длине дома десять метров, терраса будет поднята над землей, по крайней мере, на 1,2 метра. Мы с Таней начали рисовать окончательный план дома. Спустя несколько лет даже интересно рассматривать сохранившиеся фотографии этих рисунков, вспоминать, как далеко не сразу мы пришли к тому варианту дома, в котором теперь живём.

В конце апреля я позвонил главе фирмы в Кирове, чтобы выяснить, существует ли фирма до сих пор и могут ли они построить дом летом этого года. Ответ на оба вопроса был положительным. Мы с ещё большим энтузиазмом продолжили подготовку участка к строительству. Весна всё-таки взяла своё, вся растительность начала буйно расти. Для того чтобы сражаться с ней я, по совету Александра Павловича, купил гербицид, чтобы опрыскать траву вокруг дома. Сосед же называет этот процесс «раундапить» или «прораундапить» – от названия самого распространённого здесь гербицида «раундап». Ещё одно новое слово, услышанное от него же, – «промотоблочить» – наверное, не нуждается в пояснениях.

С наступлением тепла начали выползать из укромных мест змеи. Таких мест из-за запущенности участка было много, и змей, соответственно, тоже оказалось много. Мы с Таней не испытываем по отношению к ним панического или мистического страха, поэтому старались быть осторожнее и, по возможности, ловили их и относили за дорогу. Я не очень разбираюсь в них, но некоторые, скорее всего, были гадюками.

Наступил май, стало совсем тепло, деревья покрылись листвой, показались крошечные пушистые листочки и на нашем винограде. На углу дома растут две лозы винограда самого распространённого здесь сорта Изабелла. Листочки очень красивого нежно розового цвета. Потом, когда они выросли, они стали обычного зелёного цвета. Виноград, как и грецкий орех, совсем не торопится. Эти два растения последними здесь выпускают листья и правильно делают. Заморозки в апреле здесь не редкость. Чёрное и Азовское моря действуют как огромные аккумуляторы. Летом они накапливают тепло и потом медленно отдают его вплоть до декабря. Зима фактически начинается с середины января, продолжается до марта, а потом довольно долго тянется прохладная весна. Моря, остывшие за зиму, теперь уже отдают воздуху холод. Но всё равно, среднемесячная температура всегда на десять градусов выше, чем в Подмосковье.

Первые листочки винограда

Первые листочки винограда

Мы продолжали бороться с растительностью, вырубали, выпиливали, вытяпывали, вырывали, выпалывали. Это была наша основная работа, не считая того, что мы ещё очищали участок от кирпичей и камней, бутылок, консервных банок и пузырьков, оставшихся от предыдущего хозяина. Я имею в виду не Сергея Ивановича, который купил этот дом для перепродажи, а того, у кого он его за несколько лет до этого купил. По словам Александра Павловича, это был молодой человек по имени Игорь, алкоголик и наркоман. Количество стеклянной посуды из-под водки, а также аптечных пузырьков подтверждало его слова. Позже я узнал, что Игоря поселила сюда его мама. Он был бизнесменом в Ростове-на-Дону, обанкротился, его «поставили на счётчик», и он скрывался в наших краях. Потом всё как-то образовалось, и он переехал в менее укромное место, недалеко от наших мест, и больше не пьёт.

Наша работа проходила под пение птиц. К этому времени прилетели, наверное, уже все птицы, которые покидали эти места на зиму. Мы оказались просто погружены в торжествующую песню весны. Пение начиналось с рассветом и продолжалось до заката, после заката включались лягушки, обитающие в речке внизу и в маленьком пруду над нами. По ночам также раздавались загадочные звуки, похожие на скрип качелей с детской площадки. Звук повторялся с такой чёткой механической равномерностью, что Таня сомневалась в его естественном происхождении. Через несколько недель тайна раскрылась. На верхней границе нашего и Гениного участков росла ещё одна верба. И вот однажды, когда Таня косила рядом траву, она заметила сидящего на вербе совёнка. Она позвала меня, я побежал за фотоаппаратом, вернулся и сделал снимок. Через некоторое время мы решили посмотреть, как он там, сидит ли ещё. Оказалось, что сидит, и не один, а с ним ещё два совёнка, и выглядят они очень забавно. Я снова побежал за фотоаппаратом и стал наводить резкость. Тут совята, которые до этого сидели неподвижно, сильно забеспокоились, стали сдвигаться в сторону, причём их движения явно совпадали с движением фотоаппарата. А потом взяли и улетели, и снимка всех троих у меня так и не получилось. Скорее всего, им не понравился ультразвук или инфракрасное излучение, которые как я думаю, используются в цифровых камерах для измерения расстояния. И с этой ночи мы перестали слышать «скрип качелей». Так мы поняли, что эти звуки издавали птенцы, подзывая свою маму.

IMG_0156

Совёнок

Девятого мая нас пригласил к себе «под орех» Александр Павлович. Ниже его дома растёт большой раскидистый орех, под ним стоит низенький стол, сколоченный из досок, и такие же низенькие скамейки. Это место он называет «под орехом» и приглашение туда означает приглашение к застолью. Александр Павлович любит праздники, особенно старые добрые советские. Были приглашены также Виктор Павлович, Валерий и Анатолий. Александр Павлович выставил своё вино, сделал шашлык, приготовил молодую отварную картошку в мундирах, поставил на стол свои соленья. Всё было очень вкусно, особенно понравилась молодая мелкая картошка, отваренная вместе с молоденьким укропом, и соленья с большим количеством острого перца. Многие наши соседи – артистические натуры, проявляется это у каждого по-разному. Виктор Павлович пишет картины маслом и акварелью, в основном южные пейзажи и цветы, и даже продаёт их в Краснодаре. Александр Павлович любит гулять в лесу, делать шашлык, декламировать стихи и петь песни, выпив рюмку-другую вина. Он также очень вкусно рассказывает о приготовлении пищи. Гена разводит цветы – на его участке их гораздо больше, чем овощей. Валерий тоже любит природу и обладает хорошим чувством юмора. Однажды я заходил к нему домой, чтобы попросить инструмент. Он собирался обедать. На столе у него стояло много разных тарелочек, почти как в китайском ресторане. Мне это понравилось, это значило, что он уважает себя и любит жить красиво.

Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.