Всероссийская шизофрения

В этом месте моего повествования я хочу немного остановиться и рассказать о том, какой дом мы хотели купить или построить и о нашем видении жизни вообще.

Современный россиянин, осознаёт он это или нет, чаще всего – шизофреник. Прежде чем обижаться, прочтите, что я имею в виду. Слово шизофрения состоит из двух греческих слов. Слово «шизо» (правильнее «скидзо»), означает рвать, разрывать, раздирать, раскалывать. От него произошли слова схизма и схизматик – то есть раскол и раскольник. Слово «френос» означает ум, мысли. Итак, шизофреник – это человек с разорванным умом. Психически больные люди с диагнозом шизофрения отличаются именно раздвоением сознания, внутри разума такого человека живут два, а то и более человека.

Взрослый россиянин (или россиянка), у которого есть дача и (или) гараж, представляет собой именно шизофреника. Он вынужден одновременно думать о двух-трёх разных местах, где находится его имущество и часть его души. В своё время советская власть очень умело отвлекла людей от «классовой борьбы», выделив почти всем желающим пресловутые шесть соток. Люди, внутри которых всегда жило желание иметь собственный дом, ринулись исполнять своё заветное желание. Власть запрещала иметь частную собственность, но разрешила строить домики на садовых участках.

Я дважды участвовал в освоении садового участка. Сначала, это было, наверное, в конце 1960-х – начале 1970-х годов, когда я был подростком и часто ходил на новый участок семьи брата моей мамы. Людям дали по шесть соток земли на болоте, и нужно было видеть, с каким энтузиазмом они осушали это болото, рубили деревья и корчевали пни, снимали толстый слой торфа, привозили на его место песок и начинали строить свои домики. Потом, в начале 1980-х годов и мои родители получили участок, рядом с садоводческим товариществом моего дяди, на том же болоте. Но, поскольку желающих было много, они получили лишь по четыре сотки. Однако люди за прошедшие 10-15 лет стали жить богаче, они смогли строить уже более серьёзные дома, чем в «старом» товариществе.

Позднее, в начале 1990-х годов мой бывший школьный учитель английского языка Давид Натанович Белл включил в обязательную часть своей обзорной экскурсии для иностранцев именно наше товарищество. Он с гордостью показывал построенные нашими горожанами разнообразные дома приезжим американцам и говорил: «Вот что могут сделать русские, когда им дадут хоть немного воли».

Но ведь на самом деле это не настоящие дома. Это только игра. Взрослые люди играют в игру, что у них есть свой дом. На самом деле в этом доме они не живут, а только приезжают в него изредка. Может быть, кто-то и живёт в нём месяц-другой летом. Но не более того. Мой отец построил дом с мансардой. На втором этаже поставили старую, но хорошую кровать. Думали, что будем там ночевать. За прошедшие тридцать лет никто ни разу не ночевал. Моя мама справедливо сказала: «Зачем я буду ночевать немытая, если я могу уехать домой на автобусе, помыться и спокойно спать в своей постели?» Остальные члены семьи думали также.

Сейчас в садовых товариществах появились дома, в которых можно жить и зимой. Но всё равно это не полноценный дом. Зимой туда приезжают на короткое время, например, встретить Новый год. Дом – это место, где вы живёте постоянно, где царит семейный уют. А дача – это только игра в своё поместье для взрослых детей.

Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.