Впервые на своей земле

Середину марта мы выбрали как начало весны в Краснодарском крае, надеялись, что там будет уже тепло. Я купил билеты на 15 марта на поезд Москва – Анапа до остановки станция Крымская. Мы взяли с собой очень много вещей – три тяжёлых чемодана, так как ехали в дом, в котором из мебели был только диван-кровать. Поэтому пришлось нанять такси от своего дома до Казанского вокзала в Москве. В купе кроме нас был только ещё один пассажир, очень полная женщина, которая ехала в пансионат в Анапу по льготной путёвке от московской мэрии. Всю дорогу она непрерывно ела, причём как говорится, с чувством, с толком с расстановкой, при этом жаловалась на здоровье, которое, как мы прекрасно понимали, она сама же и гробит своим обжорством.

Мы предварительно сообщили бывшему хозяину Сергею Ивановичу, что приезжаем 17 марта в 5 утра. Как ни странно, он намёк понял и встретил нас на вокзале. Мы надеялись на это, но совершенно не рассчитывали. Он быстро довёз нас до нашего участка, мы занесли вещи в дом, и тут нас ждала первая проблема – в доме не было света. В прошлом году, когда я ездил покупать дом, электричество в нём было. Это было очень неприятным открытием. Вторым неприятным открытием была погода – на улице было холодно, мы рассчитывали на более тёплую погоду. Когда мы собирали вещи, я даже не хотел брать рубашки с длинным рукавом, а только с коротким и футболки. К счастью Таня оказалась более предусмотрительной и взяла не только рубашки с длинным рукавом, но и свитера.

Таня начала растапливать печку, а я отправился в продуктовый магазин. По дороге я встретил на улице и поговорил с относительно дальними соседями, Виктором и Светланой, они приблизительно в нашей возрастной категории и переселились сюда из Кемеровской области лет 20 назад. Они сказали, что в магазин можно не идти, он уже закрыт, хотя было утро. Пришлось возвращаться домой. После обеда к нам неожиданно заехал Сергей Иванович и предложил съездить с ним в Варениковскую, я, конечно, согласился. Он ехал в хозяйственный магазин купить два мешка цемента, а я, благодаря нему, купил много разных вещей, совершенно необходимых для новой жизни – топор, лопату, два оцинкованных вёдра, два пластиковых таза и умывальник.

На выезде из Варениковской он завёз меня в сетевой участок электриков, они сказали, что занимаются только сетевыми подключениями, а проблемы внутри домов их не касаются. Но мне всё-таки удалось уговорить их приехать к нам, как только они смогут. На обратном пути мы забуксовали около участка Сергея Ивановича, хотя у него была полноприводная «Нива», вдобавок к этому пошёл дождь с градом. Электрики приехали и восстановили подачу электричества, когда уже начинало темнеть, оказалось, что просто окислились провода в месте скрутки подводящих алюминиевых и выходящих изнутри дома медных проводов. Электрики почистили их ножом, снова скрутили и взяли за работу 300 рублей. Но мы были счастливы. Таня весь день топила печку, а я пилил сухие сучья ореховых деревьев ножовкой привезённой с собой в чемодане, об этом мы подумали заранее. Несмотря на это в доме было холодно, около 12 градусов, спать пришлось в одежде.

Спали мы на раскладном диван-кровати, оставшемся от предыдущего, до Сергея Ивановича, владельца. С виду он был вполне приличным, только обивка потёрлась в некоторых местах. Почему его не забрали бывшие владельцы, разъяснилось в первую же ночь – некоторые (хорошо, что только некоторые) пружины у него были продавлены, сломаны и торчали из дивана, и спать на нём было, мягко говоря, очень неудобно. Этот диван был нашим ложем в течение нескольких месяцев. Мы пытались починить его, полностью сняли обшивку, разобрали и снова собрали, поняв, что ремонту он не подлежит.

На следующее утро, 18 марта, было холодно, 2-4 градуса, шёл дождь. Нужно было купить основные продукты и молоко. Я взял зонтик и пошёл в кроссовках по лужам в магазин, который находится от нас в 15 минутах быстрой ходьбы. По дороге встретился только один человек – девушка в летнем платье, которая шла под сильным дождём без зонта. Это было как в фильме итальянского режиссера Феллини: очень странно и романтично. В магазине я купил разных круп, сахара, хлеба. Около магазина женщина торговала живой рыбой, привезённой из-под Темрюка – карасями и краснопёрками.

На обратном пути я долго стучал в ворота Лидии Елизаровны, чтобы договориться о покупке молока, она была единственной, о ком хорошо отозвался Сергей Иванович и рекомендовал мне покупать молоко именно у неё. Так как она не услышала меня, пришлось вернуться после обеда и снова стучать. На этот раз она открыла ворота, но молока не дала, сказала, что корова скоро будет телиться и молока даёт мало. Лидия Елизаровна худощавая, прямая женщина, в 2009 году ей было 72 года. Она посоветовала обратиться к её соседке, бабе Даше. Я попросил Елизаровну (так её зовёт большинство соседей) продать немного картошки, она вынесла несколько килограммов и денег не взяла. Дальнейшая жизнь показала, что она щедрый человек, готовый всегда поделиться и вещами и продуктами. И ещё я договорился, что буду регулярно покупать у неё яйца. После этого зашёл к тёте Даше, которая живёт в соседнем с Елизаровной доме, и договорился  о том, что мы будем регулярно покупать у неё молоко. Ей был тогда 81 год, она маленького роста и ходит, сильно согнувшись к земле.

Одной из основных работ Тани стало топить печку, причём не только для тепла, но и для приготовления пищи. Она говорила, что в детстве, когда жила с родителями на Алтае, они зимой протапливали дом всего два раза в день – утром и вечером, а здесь, весной на Кубани, приходилось топить три раза в день, и всё равно в доме было холодно. Во-первых, этот дом каменный, а во-вторых, пол в нём фактически земляной, практически на земле в одной комнате лежит линолеум, а в другой – ДВП, который мы по-старинке называем оргалит.

Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.