Бывший владелец нашего дома

В четверг мы действительно устроили себе выходной. Я сходил к Сергею Ивановичу, он просил помочь с компьютером. Поселившись здесь несколько лет назад, он по-прежнему живёт в мазанке, газового отопления нет, только недавно он сделал душ в сарае, да и то, как выразился, для жены. В этом же сарае стоит автоматическая стиральная машина. По его словам, такой образ жизни его устраивает. Помимо этого участка ему принадлежит ещё три участка справа от него, на берегу Псебепса, за которыми начинается уже совсем узкое ущелье. Постепенно мы узнали, что несколько лет назад он скупил здесь и в Кубколонке несколько участков земли совсем дёшево по сегодняшним временам. Теперь он постепенно их продаёт. Наш участок был им куплен за 60 тысяч рублей.

Родился он в Свердловской области, учился на биолога в Свердловске, стал кандидатом биологических наук. Потом очутился в научном институте в Черноголовке Московской области, а в начале 1990-х годов занялся бизнесом в Москве. В начале 2000-х годов приехал сюда и довольно дёшево скупил участки, в основном уезжавших в Америку турок-месхетинцев. По образованию Сергей Иванович – орнитолог, то есть специалист по птицам. За то очень короткое время, что мы с Таней общались с ним, мы много узнали от него о местных птицах. Интересно, что, по его словам, здесь он вывел породу бойцовых голубей. Есть в этом что-то демоническое: птица, символ мира, и вдруг бойцовая. Я видел его видео об этих голубях в Интернете, к счастью они только пихаются и сталкивают друг друга с кормушки. Никаких вырванных перьев и луж крови.

Сергей Иванович очень сложный человек. Чувствуется, что жизнь у него была несладкая. Я общался с ним совсем недолго, только при покупке дома, и потом он два раза просил меня помочь ему с компьютером. А затем он, скорее всего, узнал, что мы верующие и больше мы его ни разу не видели, даже случайно, уже три года, хотя он сосед Виктора Павловича. Он успел рассказать мне, что в начале 1990-х стал верующим (православным), а потом однажды, когда стоял и молился на коленях Богу, вдруг понял, какой глупостью он занимается и даже учит этому своих двоих сыновей. Он встал с колен и с тех пор сражается с Богом. Сейчас он пишет книги о доязыческой Руси и издаёт их за свой счёт. Сыновья уже взрослые, живут в Москве, иногда приезжают сюда. Не так давно он женился второй раз на молодой женщине, которую увидел в передаче «Ищу тебя». Она искала какую-то подругу, и очень ему понравилась. Он позвонил на телевидение, узнал номер её телефона, начал с ней переписываться по электронной почте и вызвал её из Тольятти сюда. В то время, когда мы их видели в последний раз, у них уже была маленькая дочка.

В следующий раз Анатолий и Геннадий появились только через несколько дней, в пятницу, причём привели с собой ещё одного мужчину по имени Сергей, он был повыше них и нёс пилу «Дружба» с более длинной цепью. С ними снова были графин и Шайтан. Чувствовалось, что этот графин был уже не первый. Они доделали большую часть работы, но всё равно спилить пни ближе к земле им не удалось, да они не очень-то и пытались. Более того, увидев, что вокруг пня той вербы, что росла у колодца, вьются очень большие фиолетовые насекомые, похожие на ос, они сказали, что это жуткие местные осы, которые если укусят, то мало не покажется. Поэтому дальше они пилить не будут, да и мне не советуют даже приближаться к этому пню.

Вербы, наконец, повержены

Вербы, наконец, повержены

Потом мы долго спорили о том, должны ли они распилить на чурки все стволы и сучья. Мне удалось настоять на своём и толстые стволы они распилили на куски. На мою долю осталось собирать их со своего и соседнего участка, на который упала вторая верба, и таскать ближе к дому, с восточной стороны которого мы устроили поленницу. А вместо верб остались стоять два высоких, почти в рост человека, пня. Кстати, Сергей Иванович сказал мне позднее про этих «ос», что на самом деле это один из видов стрекоз. Позже я спросил у Виктора Павловича: «Так по-вашему Геннадий – непьющий?» А он ответил: «Он самый непьющий из работавших у меня мужиков с нашего хутора».

В субботу, 4 апреля, меня взял в Варениковскую Виктор Павлович. Я купил на рынке бензокосу и щуку весом 2,5 кг. На рынке можно купить свежую морскую и речную (скорее озерную – из лиманов) рыбу. Из морской почти всегда есть пеленгас (вид кефали), а из речной – щука, судак, сазан, карп, карась, толстолобик. Когда мы подъехали к дому Виктора Павловича, произошло небольшое чудо: нас окликнул Анатолий, который живёт рядом, и сказал, что только что почтальон оставила ему для меня посылку. Оказалось, что это трёхтомник Жана Кальвина, который я заказал в петербургском издательстве Мирт ещё из Дубны, уже зная свой новый адрес. Я почувствовал, что, несмотря на то, что мы забрались в такую «глушь», цивилизация всё-таки не так уж и далеко.

 Следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.